Блогер Б. ищет адвоката по совету министра К.

Блогер Б. ищет адвоката по совету министра К.

Галым Байтук ответил Калмуханбету Касымову...

2610


Что делать в Алматы и Астане с 23 по 29 июля

Что делать в Алматы и Астане с 23 по 29 июля

Самые интересные события недели...

653


Генпрокуратура намерена стать понятнее для казахстанцев

Генпрокуратура намерена стать понятнее для казахстанцев

Люди не понимают сухой язык сотрудников правопорядка...

619



Прощай, профессия!

11:11, 19 января 2016
«Журналист меняет профессию» – один из любимых жанров репортеров, благодаря которому они могут пробовать себя в самых разных сферах. Однако в последнее время журналисты стали менять профессию не для репортажей, они уходят из профессии. Где только не встретишь бывших газетчиков, телевизионщиков и радийщиков! Они вяжут, шьют, управляют компаниями, консультируют, даже трезвыми водителями работают. Я и сама выучилась на ландшафтного дизайнера и с удовольствием копаюсь в земле, оформляю участки, озеленяю жилые помещения. Рекрутеры профессию журналиста уже давно отнесли к вымирающей, мол, с развитием интернета каждый может писать, снимать и говорить – необходимость в тех, для кого это профессия, просто отпадает. Так ли это на самом деле, я пыталась выяснить у тех, кто оставил микрофоны и ручки. 
 

Прощай, профессия!

Светлана Босенко, в прошлом журналист телеканала НТК, продюсер КТК и ОРТ-Евразия.
 
Ее репортажи славились своей смелостью и бойкостью, она всегда умела находить редкие темы. Но после декретного отпуска Света исчезла с отечественных экранов. Теперь она успешно… печет торты на заказ.
 
– Печь на продажу мне, журналисту, которая занималась всегда криминальными расследованиями, было, конечно, сложно начать, – рассказывает Светлана. – Это случилось во время второго моего декретного отпуска. Мой муж – футболист, совершенно неожиданно он остался без зарплаты. Так у нас бывает, акиматы трубят о своих футбольных клубах и дорогих контрактах, а как зарплату платить, так бюджета нет. Мы остались чуть ли не в одном нижнем белье, заняли денег у друзей, и я начала делать то, что всегда умела и любила.

Прощай, профессия!

Три недели ушло на подготовку, а потом испекла первый коммерческий торт. Так и пошло у меня: подарки членам семьи, коллегам, потом стали заказывать их друзья, знакомые; сейчас едва успеваю выполнять все заказы. О журналистике у меня только хорошие воспоминания; это мой характер, моя стихия, моя жизнь. Я благодарна своей профессии за опыт и знания, за многочисленные знакомства и за коллег. Очень сожалею, что того телевидения, в котором мы работали, больше нет. Его просто растоптали, тогда-то нас всех и раскидало. Но обратно не хочу. Считаю, что казахстанское телевидение умерло и его возродит только чудо. 
 

Экс-репортер «31 канала» Ольга Пак и вкусить по полной журналистской романтики не успела, хотя слыла смелым, оперативным журналистом. Ушла из профессии на самом взлете: захотела заняться своим собственным бизнесом. Сейчас она делает смузи и соки, шьет, вяжет, у нее в итоге появился свой довольно раскрученный бренд «Пако».
 
– Я ушла сначала по семейным обстоятельствам, а потом затянуло, не хотелось оставлять начатое дело. Вязала всегда, подружки говорили про меня, что рукастая, просто в какой-то момент я поняла, что это прибыльное ремесло, – делится Ольга. – Сначала делала для своих подружек, потом для подружек подружек, знакомых знакомых. Потребителям хочется чего-то эксклюзивного, люди стали ценить ручной труд, готовы платить за это в пять, шесть раз больше, чем в магазине. Вот на этой волне появилось много людей, которые стали зарабатывать своими руками. Моим клиентам первоначально нравился мой стиль, мои вещи, которые я делала себе.
 

Прощай, профессия!

Оля Пак – это стиль комфорта; для меня одежда должна быть удобной, носибельной. Сейчас я завалена заказами, и еще постоянно звонят организаторы ярмарок, фестивалей. Об оставленной журналистике мне горевать некогда, только мама все время недоумевает: зачем для того, чтобы шить, вязать и разливать соки, нужно было получать высшее образование. Я думаю, что журналистские навыки коммуникабельности мне и помогли при построении своего бизнеса, потому что тут очень важно себя правильно продать, презентовать, уметь договариваться. Я пока не строю глобальных планов, хочется делать то, что делаю, но в будущем все же отвяжу какую-нибудь коллекцию свою и выставлю в магазины. В журналистику не вернусь точно: мне нравится быть предпринимателем и работать на себя. 
 

Гаухар Керимова, в прошлом известная телеведущая и журналист Агентства «Хабар», о том, что ушла из профессии еще в начале двухтысячных, тоже нисколько не жалеет. Но уходила она постепенно, никак не могла решиться оставить стабильно идущую вверх карьеру. 
 
– В качестве корреспондента Агентства «Хабар» я работала семь лет и, что называется, на горячей передовой, – рассказывает Гаухар. – Я была участником пула президента с 1996 по 2002 годы. Это командировки и перелеты, первые выборы президента в 1999 году, первые международные саммиты и первые дипломатические и экономические соглашения, такие как раздел дна Каспийского моря, демаркация государственных границ с Россией, Узбекистаном, Китаем и другими странами, формирование, порой в непростых политических условиях, международных структур – СНГ, ШОС, ЕАЭС и т.д. Это был самый интересный период как для истории страны, так и для новой казахстанской журналистики, в частности нового телевидения, где мне посчастливилось работать и быть свидетелем исторических событий. Мы осваивали новые технологии на телевидении, учились новым подходам в подаче новостей, впервые в нашу жизнь вошли такие понятия, как «смотрибельность» и «рейтинги».

Но в какой-то момент моя жизнь стала напоминать ситуацию из знаменитого фильма «День сурка». У меня складывалось ощущение, что события повторяются из года в год, мы произносим одни и те же слова, решаем одни и те же проблемы, но при этом мало что меняется. Персонажи, у которых мы брали ежегодно интервью, были все те же, менялись лишь их должности. Было неловко перед зрителями, которые слышали от меня одни и те же новости. И я решила для себя, что не должна так работать; мне захотелось что-то изменить. Я пошла к руководству и попросила перевести меня в «журналиста по культуре». Тогда эта тема была непрестижна; вслух об этом не говорили, но такие журналисты стояли «на втором плане». 90 процентов всех журналистов стремились стать политическими обозревателями и участниками президентского пула. А я, дослужившись до этого положения, просила понизить меня в ранге. Но мне очень хотелось тогда сосредоточиться на своем мировосприятии и семье. Так, полтора года дрейфуя в «культурном русле», я благополучно ушла в декретный отпуск. Как раз в этот период в вечерних новостях по пятницам и субботам у нас появился новый формат – четыре ведущих в эфире; мы дружно готовили эти выпуски. Я отвечала за культурные блоки. Это был потрясающий опыт. 
 
Но к 2002 году ситуация с открытостью в СМИ была уже иной. Если в период моей работы нас и наши тексты не контролировали, то примерно с 2002 года информационная политика на госканалах стала жестко регулироваться. Я отдаю себе отчет, что государственный канал – это инструмент государственной идеологии и формирования определенной политической культуры у населения, но случались перегибы, в критический момент чиновникам отказывало чувство меры, они просто тормозили таким образом развитие СМИ. С этого момента начался развал в общем-то неплохо построенного нового государственного телевидения. 
 
После декретного отпуска я еще несколько лет работала на «Хабаре» – ведущей дневных новостей и разных программ, выпускающим редактором, исполнительным продюсером, но четко понимала, что надо двигаться дальше, и ушла работать главным редактором в журнал «Афиша», затем в течение четырех лет выпускала свое рекламное издание. Потом работала руководителем частной медицинской структуры, приобрела долю в этом бизнесе. Параллельно со всем этим я продолжала работать над разными документальными проектами. Это были фильмы об истории Казахстана, заметных людях, героях войны. В общем, с профессией окончательно так и не рассталась, в последнее время работала пресс-секретарем Представительства казахстанско-российской компании «КазРосГаз» в Астане. Из журналистики вынесла несколько важнейших качеств: это умение общаться, слушать, выбирать суть из вороха информации. Ностальгии по телевидению у меня нет, скучаю только по общению, которое в широком объеме дает работа журналиста. В этом смысле журналистика – самая благодарная профессия. Общаешься с самыми талантливыми, активными, успешными и неравнодушными людьми, которые вдохновляют на поиски в профессии, вселяют определенный оптимизм и веру в то, что люди все еще нуждаются в добрых посылах и историях. 
 

Телевизор сейчас не смотрю, ну разве что с детьми каналы «Дискавери», Animal Planet и что-то из истории, науки и обучения. Источником новостей для меня являются интернет-издания, иногда телеканалы Евроньюс, CNN, BBC. После известных писем режиссера Ермека Турсунова, в том числе о нашем телевидении, мне захотелось самой убедиться в его выводах, и я намеренно пару дней посвятила тому, чтобы промониторить наши каналы. Пришла к нерадостным выводам. Неприятно было увидеть, что через десятилетие после того как я оставила профессию и перестала смотреть наше ТВ, практически ничего не изменилось, а в отдельных случаях стало, пожалуй, еще грустнее. Новости неинтересные, пресные и часто далекие от реальной жизни. И уровень профессионализма и подачи новостей кардинально не изменился. Нет ведущих или спикеров, кого хотелось бы слушать, не переключая. А ведь десятилетие – это целое поколение, когда налицо прорыв и в технологиях, и в инновациях. Хотя есть неплохой образец новостного канала – 24.KZ. Хорошо выстроенный контент увидела и на канале «Казахстан». Этот казахскоязычный канал, на мой взгляд, сейчас в лидерах по цельности контента и разнообразия программ собственного производства. В их ток-шоу я услышала реальные социальные темы, которые волнуют сегодня людей. 
 
То, что мы сегодня видим в СМИ, к журналистике как таковой имеет опосредованное отношение. Конечно, есть отдельные личности, благодаря которым читают те или иные издания. Но если вы обратитесь к мировым СМИ, то будет понятно, что на ТВ-каналах США, Англии, других европейских стран идет всестороннее обсуждение горячих и актуальных для общества проблем. Тему, возникшую на повестке дня – к примеру, взаимоотношения мигрантов и коренных жителей, однополые браки, внешние долги страны – обсуждают со всех сторон и самые разные эксперты, обыватели, представители религиозных конфессий. Миллион мнений, споров, дискуссий в результате дают то единственно приемлемое сбалансированное решение. Это, пожалуй, главное отличие наших СМИ от мировых. Там людей слышат и пытаются дать высказаться всем точкам зрения. У наших граждан нет такой широкой площадки в СМИ, то есть нет в широком смысле общественной дискуссии. Весь «пар» выпускается в соцсети и принимает порой неадекватные формы. И в этом беда СМИ и, в общем-то, всего нашего общества. Этот процесс общественного дебатирования и «прокачки» общественно значимых вопросов мы должны неизбежно пройти, и как можно раньше. Тогда появятся настоящие и нужные обществу СМИ и, соответственно, профессиональная журналистика. По этой причине, на мой взгляд, профессионалы уходят в частные структуры, пресс-службы, пиар, им где-то надо реализовать накопленный опыт. Сегодняшняя ситуация, увы, исключает необходимость присутствия дотошного, въедливого и ищущего журналиста со своим мнением или четкой позицией. Он никому не нужен. Пока нужны послушные исполнители, умеющие грамотно выражать чужие мысли или позицию владельцев изданий. Но навыки журналиста не ограничиваются лишь владением грамматикой. Надеюсь, общество рано или поздно придет к этому пониманию. 
 

Другая известная телеведущая, сильнейший журналист телеканалов КТК, «Алматы», газеты «Время» Мария Имаева вообще подалась в дауншифтеры. Уже несколько месяцев она проживает на Шри-Ланке и ведет оттуда свои блоги. 
 
– Совсем из журналистики я не уходила, – призналась Мария. – Из нее невозможно уйти, она в тебе, как волосы, хоть сколько раз их остригай, они все равно вырастут. И чем бы ты ни занималась, бизнесом или домохозяйством, ты все равно останешься журналистом. Тебе обязательно про бизнес или про мытье окон, про пирожки с капустой захочется написать статью или снять репортаж, и при этом неважно, где это будет опубликовано и сколько ты получишь за это денег и получишь ли вообще. Это из тебя прет, хоть как затыкай. Я пока в официальном декретном отпуске и еще могу вернуться в журналистику. Вопрос только в другом: в какую журналистику и журналистика ли это. Когда мы мотались по помойкам и тонули в канализационном дерьме, это была журналистика, потому что обо всем этом мы рассказывали с аппетитом, а сейчас кругом «официальщина» или «гламурщина». И то и другое никак не журналистика. Вот случайно вырвалось «дурналистика». Это «дурналистика», от которой плохо пахнет. Суррогатом, перемешанными на грязном теле духами. Я не хочу дальше этим заниматься. Просто писать, снимать, говорить – да, это не выключишь, эта лампочка горит всегда. Но иногда патроны приходится менять, чем я на Шри-Ланке и занимаюсь. Я заряжаюсь от океана, фруктов, всепоглощающего общения со своим ребенком, от знакомств с новыми людьми, от едко пахнущей рыбы, от солнца, которое щиплет мои плечи и оставляет на них следы своих крепких объятий. Чем буду дальше заниматься, я не думала. Я плыву, и мне хорошо, кайфую от безпланового режима. Я не хочу загадывать: это самое неблагодарное, чем можно заниматься и на что тратить свое время. Мечтать – да, нужно, а загадывать – бесполезно! Уход моего мужа в другой мир мне наглядно, очень больно и жестко, но сильно доходчиво показал: жить надо сейчас! Завтра может не быть! Наши СМИ тут не смотрю и не читаю; все, что мне интересно, рассказывают родные и друзья. Я здесь на другой волне – серфингую и упускать ее не хочу.

Прощай, профессия!

Очень неохотно о своем новом амплуа рассказывают мужчины-журналисты. Кому-то стыдно признаваться, что он уже не лицо и голос телеканала, кто-то просто не хочет снова быть в центре новостей. Объяснить, почему в прошлом году неожиданно оставил работу в информагентстве и ушел в агробизнес, согласился только Кирилл Павлов:

– Я понял, что стране нужны не журналисты, а производственники. Я считаю, мы оказались в такой ситуации, что каждый из нас просто обязан встать и уйти работать, а не сотрясать воздух. Я никогда не считал себя полноценным журналистом, несмотря на то что являюсь им в третьем поколении. Это про моего деда рассказывают в институтах, как у него вышел заголовок «Товарищ Сралин». Но он тем не менее всю войну главредствовал. Для меня нет сильнее авторитета, ну разве что вор в законе Петрович, но с ним у нас были довольно близкие отношения. Впрочем, это разговор отдельный. Первая моя статья вышла, когда мне было 11 лет. Вообще в журналистике я с 2005 года, долгое время писал под псевдонимом Алексей Виноградов. В 2014 я решил поработать для души – осел в редакции. Это был «Тотал.кз», мои скандальные тексты помнит вся страна. Но потом я ушел работать по-настоящему, по-мужски. Если говорить о планах, то они наполеоновские: хочу поменять свою страну, хочу поменять весь мир, хочу, чтобы люди работали, а не халявничали. Сам просто люблю поработать. И поверьте, чем больше людей оставят ручку и бумагу и возьмут плуг, тем легче будет жить нашим внукам.

С этим сложно поспорить, ведь журналисты – универсалы, они могут все, ну или почти все, недаром же много лет упражнялись в жанре «Журналист меняет профессию». Не соглашусь, что журналистика совсем умерла, просто  сейчас уже нет в ней прежней необходимости и, соответственно, в ней не может работать прежнее количество журналистов. Идет естественный отсев, сокращения, как и везде. Кто не принимает новых условий – уходят, и хорошо, что они находят себя в другом деле. 



КОМБО ДНЯ

Блогер Б. ищет адвоката по совету министра К.

Блогер Б. ищет адвоката по совету министра К.

Галым Байтук ответил Калмуханбету Касымову...

2610


Что делать в Алматы и Астане с 23 по 29 июля

Что делать в Алматы и Астане с 23 по 29 июля

Самые интересные события недели...

653


Генпрокуратура намерена стать понятнее для казахстанцев

Генпрокуратура намерена стать понятнее для казахстанцев

Люди не понимают сухой язык сотрудников правопорядка...

619


Задержаны распространители слухов во время трагических событий в Алматы

Задержаны распространители слухов во время трагических событий в Алматы

Двоих распространителей заведомо ложных сведений привлекли к уголовной ответственности ...

3127