Сегодня – 120 лет со дня рождения Фаины Раневской

Сегодня – 120 лет со дня рождения Фаины Раневской

Жизнь – небольшая прогулка перед вечным сном, сказала бы на это она сама

479


Что делать в Алматы и Астане с 27 августа по 2 сентября

Что делать в Алматы и Астане с 27 августа по 2 сентября

Самые интересные события недели

892


Четверть века вне Союза

Четверть века вне Союза

Чего за 25 лет добились бывшие республики СССР

1744



Не ищите смысл в этих выборах - #КЕНЖЕСТЬ

11:30, 21 января 2016
В очередной программе «Кенжесть» журналист Кенже Татиля беседует о политике и не только о ней с известным казахстанским политологом Дастаном Кадыржановым. На момент записи программы официального решения о проведении досрочных парламентских выборов еще не было.

Кенже Татиля: Сегодня, Дастан, наконец-то в Алматы выпал долгожданный снег… Я не понимаю, зачем делаю это, но все же хочу спросить у вас, как вы думаете, зима все-таки будет в этом году?..

Дастан Кадыржанов: Как говорится, по календарю положено, значит должна быть! А есть ли деньги на снег (очередной) в бюджете – не знаю. Если он есть – то «да», если нет - значит «нет».
 
К.Т.: То есть, если снег есть – зима будет, а если снега нет, то не будет.

Д.К.: Конечно, какая же зима без снега.

К.Т.: Хорошо, тогда перейдем к главной политической теме сегодняшнего дня. А досрочные парламентские выборы будут?

Д.К.: Ну так уже практически о них объявили, получается…
 
К.Т.: Как сказал бы мой комбат в армии подполковник Онацкий: «Вечно ты вперед батьки в пекло лезешь…» Пока еще решение на высшем политическом уровне не принято. Тем не менее, поскольку наши мажилисмены проявили очередной добровольный порыв на самороспуск, как думаете, это допустят?..

Д.К.:
Очень редки прецеденты, когда такая инициатива не находила поддержки у президента. Пару раз было такое: помните, когда ставился вопрос о проведении референдума по продлению полномочий и еще что-то. Но тогда действительно были очень глупо поставлены все вопросы. И сейчас тоже достаточно глупо поставлены все вопросы. Зачем объявлять досрочные выборы в год, собственно говоря, когда выборы эти просто в конституционный срок могут произойти. Ну, я не знаю. Во-первых, понятия не имею, чем руководствовались господа депутаты. Понятия не имею, чем будет руководствоваться господин президент. Значит, просто надо смотреть телевизор, получать новости и все. Больше, я думаю, никакая другая деятельность от граждан, она бессмысленна.

К.Т.: То есть, вы предлагаете просто набраться терпения?

Д.К.:
И не отгадывать…
 
К.Т.: Вот этих самых людей – депутатов (поведение которых вы чуть-чуть затронули) то ли избрали, то ли назначили, не суть важно. Они там сидели, чем-то занимались, вроде никому не мешали, насколько я понимаю.  И вдруг, они взяли и решили «Нам надо самораспуститься…» Вот мне хотелось бы, чтобы вы помогли нам понять: что движет депутатами? Зачем им все это надо? Тем более по закону выборы так и так в этом году должны были состояться. Полгода туда, полгода сюда – что это решает?

Д.К.: Ну это же просто очень! Они просто выполняют чье-то задание, которое неофициальным образом поступило к ним. Люди, влияющие на этот процесс (возможно, это Акорда, возможно, кто-то еще) очень настоятельно попросили их выступить с такой инициативой. Поскольку с нашей представительской системой в парламенте высока, скажем так, партийная дисциплина (в принципе, весь парламент, за исключением нескольких, ничего не решающих малых фракций, - это фракция «НурОтан»). Поэтому, как «Нур Отану» скажут, как кому-то кто-то позвонит, это мнение сразу становится мнением всех остальных. И это не просто какой-то «термитный коллективизм», это фракционная дисциплина.
 
К.Т.: Если говорить, допустим, об обновлении мажилиса. Сейчас говорят, что там много людей пенсионного и послепенсионного возраста и нужно обновление мажилиса. Но ведь, в принципе, мы знаем, кто играет первую скрипку в мажилисе. Вот, допустим, самая главная партия страны - «Нур Отан», неужели не могла провести какую-то ротацию в депутатском корпусе в формате так сказать партийного строительства и сэкономить те же бюджетные средства?

Д.К.: Вы знаете, я вообще не хотел бы обсуждать структуру нашего парламента, вот этой представительской формы. Потому что она у нас крайне бессмысленная. Она не отражает политических ситуаций - самой главной оси во взаимоотношении власти и граждан, народа. Она вообще не отражает, она не является проекцией ни интересов, ни каких-то политических платформ, идеологических установок. Поэтому я все время говорил, что я сторонник одномандатных мажоритарных выборов, когда человек непосредственно перед округом, перед 120 тысячами - приблизительное количество избирателей округа. Когда он берет на себя конкретные обязательства и с этими обязательствами идет. А там можно посчитать партийную принадлежность, как во всех мажоритарных системах принято, чтобы определить партийное большинство. Дело в том, что, когда голосуют только за партии, в этом существует очень серьезный элемент дискриминации. Люди, которые не хотят вступать в партии и не состоят в них, они фактически лишены избирательного права - права быть избранным. То есть на сегодняшний день добровольно вступают в партию только те, кого загнали в «НурОтан» или еще куда-то. Я не помню таких людей, которые вдруг «раз!» - проснулись и… Ну, в недавнее время.

К.Т.: Ну почему?! Я не то, что с вами категорически хочу не согласиться. Например, когда по роду своей журналистской деятельности ездил по стране, я видел в живую людей (и даже иногда трогал их руками) – у которых был искренний порыв вступить в партию. Они верят в программные установки партии, они верят в президента, доверяют. И я не думаю, что все… Конечно, элементы того, что вы говорите, присутствуют. Но опять-таки, возвращаясь к нашему парламенту…

Д.К.: Мы же говорим не об исключениях. Мы говорим о правиле.
 
К.Т.: Ну, у каждого свой ракурс восприятия, у каждого свой угол зрения. Вот скажите, пожалуйста, Дастан, (задам такой несколько странный вопрос), мы с вами, скажем так, мужчины приблизительно одного возраста. Как вы считаете, мы с вами еще имеем право считать себя, ну скажем так, достаточно привлекательными людьми?

Д.К.:
Смотря для чего: для политической деятельности или для противоположного пола?
 

Не ищите смысл в этих выборах - #КЕНЖЕСТЬ

К.Т.: Видите, вы как политолог, меня опускаете сразу на землю. Знаете, почему я об этом спрашиваю? Вот эта версия, что парламентариям дали команду, что их там дергают за ниточки, она наиболее приемлема, наиболее привычна. Я думаю так вот: может быть таким способом, образом парламентарии хотят привлечь к себе внимание?

Д.К.: Ну что за… Вот в детской психологии такое существует: он рисует на стенках, пытается привлечь к себе внимание.

К.Т.: Ну, а почему бы нет? (смеется)

Д.К.: Шаловливый ребенок, всегда деструктивное поведение у него, это, как правило, характеризуется желанием привлечь к себе внимание. Ну, разве же это достойно зрелых, скажем так, политиков? Нет, я не думаю, что такая аргументация. Тем более если мотивом служит все-таки обновление…

К.Т.: Ну да, главный критерий…

Д.К.: Не будем забывать, что убежденность людей, приходящих в парламент, часто строится на том, что депутатом просто очень выгодно работать: очень хорошая зарплата, очень хорошее обеспечение. Очень много людей приобрели бы, я бы сказал, убежденность, зная, какие блага ждут депутатов на работе и при этом достаточно, как говорится, независимый статус, нестрогий рабочий день, возможность ездить, как называется в парламенте, к своим избирателям по округу. То есть депутат - это очень креативная часть, скажем так, политической структуры.
 
К.Т.: Раз вы об этом ехидно так говорите, Дастан, не кривя душой, а вы бы хотели стать депутатом?

Д.К.: Конечно, хотел бы, я же баллотировался и несколько раз. Почему нет?

К.Т.: А что вами двигало?

Д.К.:
Ну, если я скажу честно, вы не поверите.

К.Т.: Почему? Вы скажите, а я подумаю, поверить или нет.

Д.К.: В 1999 году, когда я баллотировался в первый раз, мне было 33 года, конечно, мною двигали самые высокие мотивы: Отечество, Родина.
 
К.Т.: То есть вы были идеалистом?

Д.К.: В некотором роде и до сих пор меня считают идеалистом. Потому что идеализм, на мой взгляд, это не оторванность от действительности. Это в какой-то степени умение вообразить то, что не могут прагматики вообразить. А воображение чаще движет прогрессом, нежели чистый рациональный ум.

Не ищите смысл в этих выборах - #КЕНЖЕСТЬ

К.Т.: Дастан, ради бога не обижайтесь, но объясните мне, а чем тогда идеалист отличается от дурака?
 
Д.К.: Часто ничем, если говорить о практической стороне, имеется в виду - приспособленности к жизни. Очень часто идеалисты получают именно такую характеристику: «Дурак ты просто и не связан ты с этой жизнью никак!». Но разница-то принципиальная, конечно же. Дурак – просто глупый человек. Дуракам закон не писан, а идеалисты могут пройти в парламент и писать законы.
 
К.Т.: Перенесемся в день сегодняшний. Сегодня, если бы представилась такая возможность или вам предложили бы, вы бы включились в борьбу за депутатское кресло? Вы все-таки авторитетный человек, вы хорошо разбираетесь в политических коллизиях, прекрасно знаете сильные и слабые стороны нашего государственного устройства. Наверняка у вас есть некое видение перспектив развития государства и общества.

Д.К.: Да, у меня неплохая практика работы в этой сфере политтехнологической. Но если говорить о сегодняшнем дне, во-первых, я же говорю, наше избирательное право ограниченное (избирать и быть избранным). Мы обречены избирать только партии и обречены избираться только в партиях. На сегодняшний день никакая партия особого интереса не вызывает.  

К.Т.: Создайте свою партию – «Партию умных людей».

Д.К.:
Вы прекрасно понимаете, что этот процесс – партийный креатив, скажем так, он сознательно заморожен на самом высшем административном уровне верховной власти. Так что уже этот процесс превратился в «стагниловище». То есть, несмотря на то, что какая-то динамика была (сливались партии как-то, что-то там менялось) – это иллюзорная динамика. На самом деле она нисколько не приблизилась к самой главной функции – отражению конкретных чаяний людей. На сегодняшний день есть одна партия, которая отражает очень эффективно чаяния - чаяния высшего руководства. Это «Нур Отан» - она отражает интересы высшего государственного руководства, иногда отражает интересы бюрократической прослойки и часто работает на себя, потому что депутатская должность позволяет еще и на себя поработать, полоббировать кое-какие вещи, что называется.
 
К.Т.: Но это специфика нашего политического устройства, с этим ничего не поделаешь, это болезнь роста.

Д.К.:
Ну почему «не поделаешь»? Есть такая вещь, которая называется «Конституционная реформа», к ней давно уже пора приступать, давно уже политику нужно посадить на землю. Ей нужно придать смыслы. Сегодня смыслов никаких нет, это абсолютно понятно.

К.Т.: Я не политолог, в отличие от вас, но с высокой долей вероятности могу утверждать, кто попадет в новый состав Мажилиса: однозначно партия «НурОтан», наверняка «Ак жол» и, наверное, опять пропустят так называемых «народных коммунистов»… Поэтому, наверное, задавать вам вопрос о партийной конфигурации следующего парламента бессмысленно… Бессмысленно. Но, может быть, вы хотите сказать по этому поводу что-то неожиданное?..
 
Д.К.: Нет, ничего не хочу сказать.

К.Т.: Абсолютно? Никаких прогнозов?

Д.К.: Абсолютно не интересно, потому что при инерционном развитии событий результат будет неинтересный. Он никому не будет интересен. Он будет интересен только тем, кто туда пройдет и тем, кто всем этим делом управляет.
 
К.Т.: Странная какая-то ситуация получается. Парламент никому не мешал, в принципе, парламент послушный. Но вот Институт евразийской интеграции провел скоротечные социологические исследования, опросив, аж 615 человек. И согласно их данным, более 96% казахстанцев, я подчеркиваю – казахстанцев – считают, что досрочные выборы необходимы для антикризисного реагирования. Типа того, что складывается такое ощущение, такое впечатление, что именно парламент – тормоз всех этих антикризисных вещей. Что вы по этому поводу как политолог думаете?

Д.К.:
Во-первых, у меня есть большие основания не доверять этому социологическому опросу, потому что за время своей работы в области политтехнологий, изучения общества, я примерно знаю, что такое социология: из чего она состоит, и как вот такие результаты пишутся. Это очевидно написано «на коленках». Значит, ничего не сказано ни о репрезентативности, ничего не сказано о том, кого опрашивали. Может, они самих депутатов опрашивали? Об этом же не сказано.
 
А в социальных сетях, между прочим, проскользнула такая идея: на самом деле мы их видели. Мы видели их, представляете? Они стояли у выхода из парламента и опрашивали выходящих депутатов. Поэтому эта цифра ни о чем - чистая пропаганда. Во время политических баталий всегда создаются такие псевдонаучные, псевдоисследовательские центры, которые выбрасывают вот так.
Боже мой! Не тратьте свой мозг на то, чтобы понять, что они там пишут – это чистой воды пропаганда! Ну как можно одобрить: «Я одобряю роспуск парламента!»? Чем??? Вслушайтесь в абсурдность…  
 
 

Не ищите смысл в этих выборах - #КЕНЖЕСТЬ

 
К.Т.: Ну, а что в этом абсурдного? Вы лично, как политолог – вы не одобряете роспуск?

Д.К.: Вы понимаете…

К.Т.: Я так понимаю, вас раздражает…

Д.К.:
Хорошо, вы как политолога спросили, да? В нормальных странах преждевременный роспуск любого органа власти…

К.Т.: …связан…

Д.К.: Это кризис политический. У нас что – политический кризис? Тогда признайте политический кризис.
 
К.Т.: Нет, у нас кризис экономический и чтобы выйти из него с наименьшими потерями, принято решение об обновлении состава…

Д.К.: А какие потери? Эти потери были озвучены? Нет, не были озвучены. А теперь подойдите к каждому депутату, скажите: «Так, ну-ка, какие наименьшие и какие наибольшие потери могут быть?» Думаете, он вам назовет?

К.Т.: Я думаю да, они знают больше, чем мы с вами.

Д.К.:
Они возьмут телефон и начнут руководителя фракции искать, чтобы спросить, как ответить на этот вопрос.
 
К.Т.: Ну хорошо-хорошо! А кого бы вы предпочли видеть в депутатских креслах, если бы в какой-то степени к вам бы прислушались?

Д.К.: Вы знаете, еще раз я скажу. Вот в такой форме парламента я там вообще никого не хочу видеть. Такой парламент можно и не созывать. Это просто как сейчас романтически называют, «нотариальная контора по заверению законопроектов правительства». Я работал в парламенте несколько лет при разных созывах. Я помню еще старые созывы, когда еще Серикболсын Абдильдин был в парламенте, когда еще спикером был Жармахан Туякбай. Которые сегодня и те в оппозиции, и эти. Когда были мажоритарные выборы, мы знали практически всех депутатов в лицо: кто они, что они. Был определенный участок, некоторое количество людей, которые мы называли «болотом». Голоса которых мы даже не слышали. Но на самом деле, депутат, все-таки, это же профессия.

К.Т.: И очень ответственная профессия.

Д.К.:
Серьезный труд, да. Я всегда привожу этот пример: многие думают, что вот Абдильдин сидел в парламенте и только выкрикивал оппозиционные лозунги. Нет.
 
Каждый день депутату требуется работать очень тщательно с законопроектом, изучать возможности. Это очень большой труд. И причем индивидуальный. Каждый человек индивидуально развивается при мажоритарной системе. Когда вот такая фракционная дисциплина, значит, представляете, как китайское образование: один человек получает диплом, а десять дома его ждут, когда он придет и лекцию утреннюю им прочитает. То же самое фракции – придут, расскажут им. Насколько там в глубину все 100 или все 25 депутатов прониклись этого законопроекта – вряд ли. Система другая, понимаете. Она не заставляет просто человека политически развиваться. А, например, в конгрессе США, сенаторы – это почти все потенциальные президенты. Большинство из них.

К.Т.: Ну, у них за плечами 200 с лишним лет активной политической жизни.

Д.К.: Извините, у нас тоже 550 лет неплохого государства.

К.Т.: Но речь идет о парламентаризме. Дастан, так все-таки, в чем же вообще смысл очередных внеочередных парламентских выборов?

Д.К.:
Да не знаю я. Я не знаю, в чем смысл внеочередных. Я его не вижу. И зачем вы ищете вопрос в этом.

К.Т.: Желая прояснить этот вопрос, я вас и пригласил…

Д.К.: Обычно стереотипно говорят: «Вы знаете, времена сейчас тяжелые, курс падает!», и пока он не достиг совсем днища, надо успеть провести там выборы, чтобы хоть кто-то проголосовал все-таки за официальную партию. Но зачем плодить такую базарную интерпретацию серьезных политических событий? (смеется)

К.Т.: С вашей точки зрения, эта наша несколько странная традиция – каждый раз проводить досрочные парламентские выборы когда-нибудь прервется? Или это уже окончательно заложено в наш политико-генетический код?..

Д.К.:
Генетический код ни при чем! Это политика нашей сегодняшней политической власти. Пока существует лозунг «Вначале экономика, потом - политика» политика всегда будет вестись в абсурдном режиме. Но поскольку это вещи взаимосвязанные, абсурдность в политике всегда будет отображаться в абсурдности в экономике. На сегодняшний день мы получили прекрасную иллюстрацию этого моего тезиса. Потому что стоило основному экспортному ресурсу обрушиться и выяснилось, что никакой экономической модели нет. Никакого эффективного государства нет. Никакого управления эффективного нет. Никакой школы 20-летней давности, особенной какой-то, тоже нет! Просто существовала в течение 20 лет эксплуатация возможности продажи нефти. Нефть на сегодняшний день рухнула. Плана «Б» у правительства и у верховной власти тоже нет. Вот и все!
 
Вот вам и результат собственно этого баланса между экономикой и политикой. Этот лозунг никто не отменял, он прописан большими-большими буквами. Ну, в «100 шагах» конечно есть. Я помню какие-то ожидания, когда действительно ожидали от президента каких-то выступлений теоретических и все ожидали, прежде всего, политической реформы. Потому что, когда кризис, когда тяжелая ситуация – очень важно, чтобы граждане были включены в этот процесс. И даже если просто говорить совершенно лояльным языком, даже немного обидно, что энтузиазм, креатив граждан не подключается сейчас к решению общенациональных проблем.
Почему неуважение такое к молодым, к профессионалам, которые на местах? Этого не происходит. Не происходит, потому что стагнирующая, уже фактически самоуничтожившаяся политическая система. И как она самоуничтожается - роспусками, не роспусками, кризисами - уже неинтересно все это обсуждать. Не первый день это все и не в первый раз.
 
К.Т.: Последний вопрос. Ответьте «да» или «нет».  Вы на выборы пойдете?

Д.К.: Я на выборы пойду в этот раз. Обязательно.

К.Т.: За кого будете голосовать?

Д.К.:
Давайте посмотрим список вначале. К сожалению, у нас нет такого пункта «против всех». Он дает определенный маневр, как говорится. За кого, я понятия не имею, но давайте посмотрим все-таки список – а там будем решать. Вот этот период предвыборный – он для чего? Уговаривать! Вдруг меня «Нур Отан» уговорит, и я скажу: «Вот слушайте, у вас такая замечательная агитация. Я полностью поменял свои взгляды и пойду за вас проголосую»

К.Т.: Будем надеяться, что они вас уговорят…
 




Просмотров: 4218



КОМБО ДНЯ

Сегодня – 120 лет со дня рождения Фаины Раневской

Сегодня – 120 лет со дня рождения Фаины Раневской

Жизнь – небольшая прогулка перед вечным сном, сказала бы на это она сама...

479


Что делать в Алматы и Астане с 27 августа по 2 сентября

Что делать в Алматы и Астане с 27 августа по 2 сентября

Самые интересные события недели...

892


Четверть века вне Союза

Четверть века вне Союза

Чего за 25 лет добились бывшие республики СССР...

1744


Бизнесмен из Актау готов дать миллион за информацию о насильнике

Бизнесмен из Актау готов дать миллион за информацию о насильнике

Причастность же первого подозреваемого мужчины к изнасилованию ребенка не подтвердилась...

4840