Поствыставочная судьба комплекса ЭКСПО уже решена, - Есимов

Поствыставочная судьба комплекса ЭКСПО уже решена, - Есимов

После проведения выставки в освободившихся международных павильонах

461


На сколько мы готовы к ЭКСПО-2017?

На сколько мы готовы к ЭКСПО-2017?

Свое участие в ЭКСПО-2017 в Астане уже подтвердили 115 стран и 22

1316


Создание IT-центра на базе ЭКСПО поможет Казахстану отказатья от иностранных цифровых разработок – эксперт

Создание IT-центра на базе ЭКСПО поможет Казахстану отказатья от иностранных цифровых разработок – эксперт

Казахстан, если хочет быть развитой страной, просто обязан развивать

1095



За чью голову стоит взяться премьеру?

14:33, 12 августа 2016

Аккаунт в Twitter главы правительства оповестил оцифрованных казахстанских пользователей о том, что Карим Масимов намерен вежливо истребовать у своего российского коллеги Дмитрия Медведева голову хана Кенесары. Точнее две головы.

 

«Планирую на встрече с Д.А. Медведевым поднять вопросы о возврате головы не только Кенесары хана, но и Кейкi батыра», – пишет Карим Масимов. Премьер-министр Казахстана участвует в работе межправительственного совета ЕАЭС в Сочи.

 

Голова Кенесары, внука хана Абылая, после его гибели оказалась в Омске. Дальше следы теряются. Некоторые считают, будто она хранится в Кунсткамере или в Эрмитаже. Кейкi батыр – соратник Амангельды Иманова был убит красноармейцами в 1923 году. Сегодня череп Кейкi батыра находится в антропологическом фонде Кунсткамеры Санкт-Петербурга.

 

Карима Масимова даже при щедро оплаченном желании тяжело заподозрить в симпатиях, сочувствии и поддержке казахских национал-патриотов или же, вернее, той части общества, которая выступает не просто за разовую политическую акцию, как то возврат головы хана Кенесары, но за возвращение к казахским истокам, в целом.

 

Поэтому его твит дал очередной повод говорить о том, зачем политикам голова, как и где ее следует правильно включать, когда налаживаешь тот же виртуальный контакт с нелояльным обществом. На эти вопросы «Радиоточки» ответили казахстанские политологи Айдос Сарым и Досым Сатпаев.

 

– Айдос, что ощутимо, реально дают поиски и возврат черепа Кенесары хана казахстанцам?

 

Айдос Сарым, политолог

 

– В какой-то среде казахского общества, социума есть люди, которые видят в возвращении головы казахского хана Кенесары большой сакральный смысл. Периодически заметна активность в Интернете, собирают подписи и так далее. Возможно, для них, для этой части общества, голова Кенесары – вопрос №1, который имеет принципиальное значение. Это профессиональные историки, гуманитарии, поисковики и для них это смысл, образ жизни. Тут все понятно. С обратной стороны, мое личное убеждение, что, скорее всего, голову мы уже не найдем. Но, если это и не так, то этим вопросом должны заниматься, допустим, государственные НИИ, структуры. По-моему, это вот так. А в том виде, как это обозначено – это как раз из области разноцветных носков, велосипедных штрафов.


– Зачем, в таком случае, трогать заранее политически проигрышную тему?

 

– Здесь сработал банальный цинизм. Возможно, пиарщики зашли к премьер-министру, сказали, вот тут есть интернет-активность, набрано энное количество голосов. И, если вы напишите, что на встрече с Дмитрием Медведевым поднимете эту тему, то это было бы хорошо. Завтра мы все это дело раскрутим. Но опять же, что мы видим в последнее время, какой тренд? Если даже Карим Масимов будет ходить на голове, будет носить казахский чапан, сбреет усы, короче, чтобы он не делал – это вызывает откровенное отторжение. Общество от него попросту устало. Любая его публичная деятельность сразу же воспринимается либо с точки зрения конспирологии (набирает политические очки, готовится к президентским выборам и прочее) либо же люди начинают совершенно справедливо задавать профильные вопросы. Слушайте, где деньги ЕНПФ, что у нас с Национальным фондом, где средства налогоплательщиков, которые направлены на большие госпрограммы, что будет с тенге? Вот, что важно! И даже та небольшая пользовательская активность в соцсетях, которую мы наблюдаем, она носит негативный характер. Что-то я не видел казахов, которые дружно бросали бы в воздух малахаи после того, как Twitter Карима Масимова сообщил о его намерении взяться за голову Кенесары.

 

– Досым, а как бы ты охарактеризовал то, что называется качеством государственного PR?

 

Досым Сатпаев, политолог

 

– В нашем случае, все выглядит как «на безрыбье и рак рыба». Наличие кривого PR, лучше, чем его полное отсутствие. Но вся проблема в том, что отечественные чиновники не проводят границу между популизмом и public relations – публичными отношениями. Они считают, что, если они постоянно будут светиться в Facebook, Twitter и Instagram, раздавать интервью с красивыми словами, то это повысит доверие к власти, а лучше конкретно к ним. Но PR в целом предполагает не просто открытость в отношениях с обществом. Надо, в первую очередь, понимать, какие требования, интересы и запросы существуют в этом обществе. Ведь на основе этого и разрабатываются те или иные государственные решения. Будь то локальный или центральный уровень – неважно. Так вот этого нет. Возникает просто ощущение, что власть сейчас создает искусственный имидж открытости и персональной доступности. Но, при этом, не собирается принимать в расчет и рассматривать те многочисленные сигналы, которые идут снизу. Посмотрите, даже те проблемы, которые решаются, они имеют точечный характер. Они думают, вот эту проблему мы можем взять под контроль, потому что она легко решаема. Но на самом деле полноценный PR предполагает работу по всему спектру, по всем ключевым вопросам, глубокого системного характера. На них госслужащие не просто не любят обращать внимание, они даже не хотят говорить об этом вслух. Тут очень важный момент. Говорить о политическом реформировании, вообще, не принято. Здесь полный ступор. Наш чиновник – мелочный, потому и делает PR на мелочах.

 

– Кенесары хана к мелочам никак, вроде бы, не отнесешь. Ты совершенно исключаешь, что премьер-министра Масимова искренне заботят головы давно погибших казахских героев?

 

– Я думаю, что вот эти события с земельными митингами, с радикализацией части казахстанского общества заставили власть быстро переформатировать издавна привычный им способ общения с обществом в сторону популистских движений. Но мы не видим самого главного – разработки эффективных и, что важно, контролируемых мер со стороны общества. Это и есть public relations, а не катание на велосипедах, утренние пробежки и заседания правительства в онлайн-режиме…

 

– Досым, но у нас ведь не только один аккаунт Карима Масимова отвечает за связь государства с обществом. Если двигаться от головного к спинному мозгу, власть отчиталась о тех же общественных советах при акиматах. Тоже ведь public relations?


– Делать акцент на том, что вот созданы общественные советы при разных структурах глупо. Мы же реалисты и хорошо понимаем, что такие общественные советы – это дубликаты маслихатов, потому что в их формировании главную роль играет власть, административный ресурс. Списки кандидатов, которые, якобы формируются, они проходят через сито. Это неправильный подход. Полноценный общественный совет должен быть на основе выборности. В апреле я был в Австралии и вот в Мельбурне, где проживает четыре с половиной миллиона человек, тоже есть общественный совет, его аналог. В него с определенной регулярностью избирается 45 горожан. Это на общественных началах, но их выбирают открыто и честно. Так вот от этого совета зависят практически все вопросы города и его развития. Вот эта и есть форма полноценного public relations, когда власть признает общественников равноправными партнерами. А мы у себя на родине наблюдаем односторонний «PR». Именно так, в кавычках. Красивые, рекламные посылы в общество. Вот чиновник выехал на велосипеде. И как всем хорошо! Вот он перерезал красную ленточку. Молодец! Но, извините, это их работа, они получают за это заработную плату, их содержат налогоплательщики. Это все надо делать молча, тихо, спокойно.

 

– На что хорошее в таком случае остается надеяться?

 

– Может быть, это первый этап такой. В свое время в процессе эволюции из воды появились первые непонятные существа, земноводные, потом они завоевали сушу, а потом появились и первые люди. В этом смысле, можно предположить, что первый эволюционный этап в Казахстане начался. Может быть, мы увидим, как появятся первые полноценные люди.





Просмотров: 13295



Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку

И получайте самые интересные авторские материалы, прошедшие дополнительный отбор

Ваш email:

email рассылки Мы не распространяем ваши данные и не раскрываем их в коммерческих целях

email рассылки
КОМБО ДНЯ

Поствыставочная судьба комплекса ЭКСПО уже решена, - Есимов

Поствыставочная судьба комплекса ЭКСПО уже решена, - Есимов

После проведения выставки в освободившихся международных павильонах ЭКСПО будут размещены ...

461


На сколько мы готовы к ЭКСПО-2017?

На сколько мы готовы к ЭКСПО-2017?

Свое участие в ЭКСПО-2017 в Астане уже подтвердили 115 стран и 22 международные организаци...

1316


Создание IT-центра на базе ЭКСПО поможет Казахстану отказатья от иностранных цифровых разработок – эксперт

Создание IT-центра на базе ЭКСПО поможет Казахстану отказатья от иностранных цифровых разработок – эксперт

Казахстан, если хочет быть развитой страной, просто обязан развивать цифровые технологии. ...

1095


Ядерная индустрия Казахстана выходит на новый уровень

Ядерная индустрия Казахстана выходит на новый уровень

О том, какую стратегию избрал Казахстан в борьбе с перенасыщением рынка и как может измени...

1880