Эксперты предложили создать в Казахстане международную организацию по энергии

Эксперты предложили создать в Казахстане международную организацию по энергии

Это будет способствовать переходу к альтернативным источникам

1075


Казахстану необходим госинститут, занимающийся переходом на ВИЭ – эксперт

Казахстану необходим госинститут, занимающийся переходом на ВИЭ – эксперт

Подобные структуры должны быть созданы повсеместно в мире. Такое

812


Участники форума «Энергия будущего», проходящего в рамках EXPO-2017, вырабатывают итоговый документ

Участники форума «Энергия будущего», проходящего в рамках EXPO-2017, вырабатывают итоговый документ

Манифест отражает «посыл выставки», отмечают участники

814



Знаменитый сыскарь Симачёв: «Калмуханбет Касымов – не мой протеже»

07:00, 18 октября 2016
Генерал-лейтенант полиции в отставке Василий Васильевич Симачёв является живой легендой уголовного розыска Казахстана. За 25 лет оперативной работы он раскрыл десятки громких дел и задержал сотню опасных преступников.

По просьбе «Радиоточки» легендарный сыщик вспомнил детали резонансных событий прошлого и поделился с нами, чтобы они остались в истории казахстанского разыскного ремесла. Рассказывая, он, разумеется, сравнивал, как преступления совершались и распутывались раньше, и как это делается теперь.
 

Знаменитый сыскарь Симачёв: «Калмуханбет Касымов – не мой протеже»

Первый теракт Казахстана. Версия Симачёва


— 16 лет назад в центре Алматы прошла полицейская спецоперация по ликвидации боевиков, являвшихся гражданами КНР. Их подозревали в убийстве двух наших полицейских и создании экстремистского подполья на юге Казахстана. Спецоперация вызвала тогда массу критических отзывов экспертов, журналистов и некоторых комитетчиков. Как вы оцениваете те события?
 
— Я руководил тогда штабом по проведению спецоперации, поэтому буду субъективен в оценке. Лично считаю, она прошла успешно, что бы там ни говорили другие. Мы выполнили свою задачу, ликвидировав особо опасных преступников и сохранив жизни жильцов дома, в котором шёл штурм. Тогда лёгкое касательное ранение получил только один спецназовец «Сункара», а не четверо, как писали многие СМИ. Главное, что мы смогли предотвратить другой, более масштабный, теракт. Мало кто знает, что уничтоженные нами боевики планировали захватить в алматинском международном аэропорту самолёт с пассажирами и угнать его в одну из мусульманских стран. Об этом свидетельствовала найденная у них при обыске дома схема аэропорта с расстановкой стоянок самолётов, варианты пути движения групп по захвату самолёта. По поводу раздутой шумихи в СМИ скажу, что она была создана искусственно — с определённым умыслом отдельных людей.

— В ходе той спецоперации были убиты четверо боевиков, живым взять никого не удалось.  Когда спецназ уничтожает всех подозреваемых, не оставляя никого в живых, это считается нормой?
 
— В зависимости от ситуации. В том случае боевики вели ожесточённую стрельбу из автоматов и пистолетов, нам пришлось одновременно взрывать бронированную входную дверь в их квартиру и идти на штурм жилища с другой стороны.
 



— Внесите, пожалуйста, ясность в определение уничтоженных осенью 2000 года боевиков в Алматы. Помнится, как сначала начальник ГУВД Калмуханбет Касымов (ныне министр внутренних дел) называл их сепаратистами и экстремистами, а потом, словно спохватившись, просто подозреваемыми. Кем они были на самом деле?
 
— Они являлись членами одного из подразделений международной террористической организации, борющейся за создание на территории нынешнего СУАР и Средней Азии халифата под названием Восточный Туркестан. Все четверо боевиков были гражданами КНР, попали в Казахстан через Кыргызстан. Было доказано, что они убили китайского дипломата в Кыргызстане и подожгли вещевой рынок. По нашей оперативной информации, преступники прошли разведывательно-диверсионную подготовку в закрытых базах боевиков, расположенных на приграничной территории Афганистана с Пакистаном, и в китайском СУАР. По уровню организации эта боевая ячейка, на мой взгляд, была самой опасной на тот период времени в среднеазиатском регионе. Что касается разночтений в их определении в официальных комментариях МВД и ГУВД Алматы, то это было связано с политкорректностью. Мы не хотели акцентировать внимание общественности на этнической принадлежности убитых боевиков, чтобы не разжигать межнационального конфликта, поэтому стали называть их на брифингах и в пресс-релизах подозреваемыми. Обвиняемыми  и виновными в преступлении их можно было называть только по решению суда или по итогам окончательного расследования.

— Тем не менее какое-то время в ОВД был негласный запрет на приём на работу, ротацию и повышении по службе сотрудников из числа лиц уйгурской национальности. Что скажете по этому поводу?
 
— Никакого запрета не было. Это очередные басни из серии «бабка на базаре сказала». Запомните: у терроризма нет национальности и веры! Нельзя из-за четырёх человек вешать на всю нацию ярлык неблагонадёжной!

А зачем боевики собирались захватить пассажирский самолёт в Алматы, и что вообще изначально они планировали делать здесь?
 
— Захват пассажирского самолёта боевикам нужен был больше для демонстрации, чтобы громко заявить о себе всему миру. Так поступают обычно все малоизвестные экстремисты и террористы. Я сомневаюсь в том, что китайским экстремистам удалось бы воплотить свой дерзкий план в жизнь, скорее всего, они просто бравировали. Думали, наивные, что в случае успеха мусульманская страна, куда они собирались угнать самолёт, не выдаст их Китаю, Киргизии или нам. В Казахстане экстремисты планировали подготовить материальную базу для своей группировки. Они собирались найти здесь единомышленников из числа этнических уйгуров и затем совместными усилиями вербовать новых адептов-мусульман в свою экстремистскую ячейку.
 

Знаменитый сыскарь Симачёв: «Калмуханбет Касымов – не мой протеже»

 
— А жёны боевиков были при делах?
 
— По нашей оперативной информации женщины играли роль связных в группировке и прикрывали тылы мужей.

— Можно ли говорить сейчас о том, что та экстремистская группировка была первой в истории независимой Казахстана? Ведь официально принято считать, что первый теракт в нашей стране произошёл 17 мая 2011 года в Актобе, а полицейские стали мишенями боевиков лишь в этом году…
 
— Я считаю, что именно та уничтоженная группировка была первой в истории нашей страны экстремистской организацией сепаратистского толка. Просто в тот момент мы сочли необходимым не раздувать тему терроризма, чтобы не будоражить общественность и не нагнетать страхи среди населения. Насколько я знаю, полицейские впервые стали мишенями боевиков не в текущем году, а гораздо раньше.

— Комитетчики не дали вам тогда раскрыть дело экстремистов до конца? Я имею в виду проверить их международные связи?  
 
— Нет, наоборот, было обеспечено полное взаимодействие между нашими ведомствами. Когда шло следствие, мы запрашивали и получали через Генпрокуратуру необходимую официальную информацию и материалы для нашего уголовного дела. А разработкой связей боевиков в оперативном плане занимались сотрудники КНБ. У наших коллег тогда были на руках липовые паспорта подозреваемых на граждан Турции, Пакистана и Кыргызстана, плюс изъятая с места происшествия экстремистская литература, оружие и деньги. Каждое ведомство занималось своим делом. Важно, что оба наших ведомства своевременно и в полной мере извлекли ценный урок из произошедшего.
 

Знаменитый сыскарь Симачёв: «Калмуханбет Касымов – не мой протеже»

 
— Есть ли существенная разница в работе экстремистских группировок начала нулевых и наших дней?
 
— Конечно, есть, но суть одна. У современных экстремистов другая идеология и философия, другое воспитание и ценности. У них более объёмные охваты аудитории, чем у их предшественников, солиднее материально-техническая база. Они создали организационно выстроенную структуру вербовки и обучения — с духовным наполнением лжеучений. Сейчас экстремисты преследуют политические цели — они хотят создать халифат во всём мире. Кроме того, нынешние проповедники исламского радикализма вербуют в свои ряды в основном тех, кто столкнулся с несправедливостью, и выходцев из социально-незащищённых слоёв населения. И так происходит не только в нашей стране, но и во всём мире, поскольку финансовый кризис бушует везде. Идеологи той же экстремистской группировки «Восточный Туркестан» играют больше не на религиозных чувствах верующих, не на идее национал-патриотизма, а на нерешаемых социальных проблемах, неустроенности и озлобленности. Штаб этой группировки находился в одном из европейских городов, а не в Азии, как полагают многие.

— Про недавние алматинский и актюбинский теракты ничего не хотите сказать?
 
— Слава Богу, что актюбинские налётчики не были хорошо организованы, а действовали спонтанно, наобум, иначе масштабы трагедии были бы ещё более тяжкими. Ну, ещё бы хотелось отметить чёткие действия полиции и КНБ, благодаря которым были пресечены более трагические последствия.

— Правда ли, что в 90- е годы боевики с Северного Кавказа приезжали в южные регионы нашей страны, чтобы залечь на дно, восстановить свои силы и получить спонсорскую помощь от единомышленников для дальнейшей войны с российскими федералами? Говорят, их охотно привечали местные водочные короли?
 
— Это всё россказни, байки, и скорее всего, попытки конкурентов наших вино-водочных королей прибрать к рукам их доходный бизнес.
 



«Мы не дали бандитам войти в большую политику» 


— Василий Васильевич, главным фронтом вашей полицейской работы в 90-е годы была борьба с организованной преступностью в Казахстане. Я помню, как ваши УБОПовцы громили тогда группировки Рыжего Алмаза, Бахи Фестиваля, Атабы, Адая, Айшуака-Жантугела, братьев Крыкпаевых и других. Можно ли говорить, что сейчас в Казахстане полностью побороли оргпреступность?
 
— Нет, нельзя, потому что это будет несусветной глупостью. Полностью побороть как организованную, так и в целом преступность пока невозможно, она всё равно будет проявлять себя: пускай, не в таких грандиозных масштабах, как в 90-е годы, а меньше, но всё равно будет. Закон — это правило, которое должны соблюдать все граждане. Но, к сожалению, есть часть людей, которая всегда будут нарушать правила, какие бы они ни были. Кроме того, есть ряд причин и условий, при которых совершаются преступления, и исключить их пока невозможно.
 
— Но казахстанская организованная преступность имеет отличительные черты от той же российской?
 
— Все бандиты в конце 80-х начинали одинаково — с рэкета, обложив данью рынки, базары и кооперативы. Затем в 90-е группировки вышли на другой уровень, «подмяв под себя» доходные части малого и среднего бизнеса. Некоторые, как, например, Рыжий Алмаз вплотную стали общаться с российскими и зарубежными коллегами. Костяк бандитских группировок тогда составляли молодые парни из сёл, бывшие спортсмены и бывшие сотрудники правоохранительных и силовых ведомств.  

— Как же вам тогда удалось обезвредить многие мощные группировки, «подмявшие под собой» крупные рынки, базары, строительный и нефтяной бизнес?
 
— Мы добились успеха за счёт двух составляющих: правильным взаимоотношениям в правоохранительной системе и профессионализму наших сотрудников. Поясню: с полицией в ту пору была и прокуратура, и КНБ, и суд, поэтому мы совместно боролись с преступными группировками. Заслуга наших полицейских в том, что мы не дали бандитам войти в большой бизнес, политику, иначе это привело бы к печальным последствиям.
Что касается профессионализма сотрудников УБОП, то надо отдать им должное: они работали фанатично, с полной отдачей, энтузиазмом, на высочайшем уровне. И это, заметьте, несмотря на то, что у них были проблемы с техническим обеспечением, зарплатой и нормативной базой. Ведь со сменой тысячелетия менялась и страна, наш строй и тот же преступный мир. Прежний формат нашей работы уже не срабатывал. Тем не менее руководство милиции-полиции России и Узбекистана отмечали наших оперативников как лучших в своём деле.
 



«Я не ангел, но сплю спокойно»


— А как вы относитесь к критике в свой адрес? До вас не доходили слухи, что вас самого подозревали в крышевании бандитов, когда вы занимали должность первого заместителя министра внутренних дел РК?
 
— Никто никогда не говорил мне и не может сказать или обвинять в чём-то предосудительном. Я не брал взяток и не закрывал глаза на беззаконие, потому что дорожил и дорожу своим честным именем. Сегодня я могу со спокойной совестью говорить и со своими коллегами и с бывшими подопечными-уголовниками. «Бывшие» понимают, что всё было справедливо, поэтому и здороваются со мной. Я не ангел, иногда, конечно, жалею о некоторых своих поступках и решениях, что кого-то упустил из виду, кого-то потерял, что-то не учёл. Но это отдельная тема.

— Есть такое устойчивое оперское выражение «дерьмо в белых перчатках не разгрести, не запачкав руки». Оно означает, что полицейским всё время приходится лавировать, идти на сделку с законом и совестью. Чтобы поймать крупную рыбу, им нередко приходится выпускать мелкую рыбёшку…
 
— Я понимаю, к чему вы клоните. Мне тоже иногда приходилось выбирать между большим и малым злом, так без этого невозможно работать в нашей сфере. Оперативный работник всегда работает на грани риска. Но я бы хотел акцентировать ваше внимание на другом — на слабой правовой защищённости оперативных сотрудников, и это при постоянных рисках в их работе. Есть решения, ответственность за которые необходимо брать на себя, оценку — прав ты или не прав — даёт только результат. Поэтому в этой службе работают люди, которые любят своё ремесло, они не служат ради должностей и званий.

— А деньги на свой бизнес вы заработали сами, выйдя на пенсию? (Сегодня Василий Симачёв является успешным бизнесменом. Он генеральный директор инвестиционной группы «Позитив» и председатель совета директоров холдинга «Финанс». Весной текущего года Василий Васильевич подарил автомобиль сотрудникам РУВД Жамбылского района Алматинской области, где начинал работать в 1975 году, а школе посёлка, где жил, — микроавтобус. — Ред).
 
— Всё сам, и вашими молитвами. Это, кстати, легко проверяется. К стыду сказать, после ухода на пенсию я ремонтировал свою квартиру вскладчину с родственниками и друзьями. Из собственности у меня была только квартира на семерых человек, а вот сбережений и накоплений — ноль.

— Можете мне объяснить, почему некоторым членам оргпреступных группировок из числа руководителей среднего звена удалось избежать уголовной ответственности? Одни из них скрылись за рубежом, другие  вовремя легализовали здесь свой бизнес и сейчас считаются успешными деловыми людьми, спонсорами и меценатами…
 
— Ни один участник крупной преступной группировки не избежал наказания. Это я вам как бывший вице-министр говорю. Те, кого вы сейчас упоминали, были, скорее всего, мелкими сошками. А вот крупные игроки или находятся в местах лишения свободы, или освободились, или давно погибли в ходе бандитских разборок. Большая часть из тех, кто освободился из мест лишения свободы, отошли от криминала. Они нашли себя в бизнесе, обзавелись семьями, воспитывают детей — и это хорошо, это правильно.
 

 

Знаменитый сыскарь Симачёв: «Калмуханбет Касымов – не мой протеже»

 

«Меня поражала преданность бандитских жён»


— А были ли в криминальном мире авторитеты из числа женщин? Говорят, некая дама по прозвищу Айка-бегемот была правой рукой Рыжего Алмаза. Потом она вроде уехала в Эмираты и стала заниматься туристическим бизнесом и поставкой автомобилей в Казахстан.
 
— Никаких «крёстных мам» и «воровок в законе» в нашей стране никогда не было и нет сейчас. Максимум, что позволяли себе главари преступных группировок по отношению к своим жёнам и любовницам, так это обналичивать счета, перегонять валюту в оффшоры, открывать на своё имя малые предприятия и переписывать квартиры, дома и машины. Никакие серьёзные деловые переговоры и «чёрную» бухгалтерию дамы не вели, и в бандитских разборках не участвовали. Значимость Айки-бегемота сильно преувеличена: она не могла быть правой рукой известного бандита, потому что это невозможно. В нашей стране всё-таки небольшой уклон на патриархальный уклад жизни. В этой связи отмечу, что у нас очень правильно сложились взаимоотношения между старшими и младшими, родителями и детьми, мужчинами и женщинами.

— А что вас поражало в поведении бандитских жён и подруг?
 
— Их личная преданность и верность супругам и любовникам. Они ждали их возвращения из тюрем. Я знаю трёх известных в Казахстане женщин, в прошлом связавших свою судьбу с бандитами. Меня нисколько не удивляет их выбор, потому что многих девчат привлекают удалые, бесшабашные парни, отчаянные в поступках и не отказывающих себе и им в праздной жизни.
 
— Почему же они не побоялись выйти замуж за бандитов? Ведь всегда есть риск овдоветь раньше времени, потерять накопленный капитал в результате «наезда» конкурентов из другой группировки или надолго остаться одной, дожидаясь возвращения мужа из колонии?
 
— Это тема духовных ценностей. Наверное, этих женщин привлекли деньги бандитов, их авторитет в криминальных кругах, вседозволенность и романтический образ эдакого Робин Гуда.
 

Знаменитый сыскарь Симачёв: «Калмуханбет Касымов – не мой протеже»

«Людоед Жумагалиев — интересный собеседник»


— В 1978 году вы задержали знаменитого узунагашского людоеда-некрофила  Николая Джумагалиева. Из-за грифа секретности этого громкого в Союзе уголовного дела вокруг персоны каннибала сложилось много мифов и слухов. Какой из них вас поразил больше всего?
 
— Несколько лет назад в Алматы приезжала съёмочная группа известного российского телеканала, чтобы отснять документальный ретро-детектив про Николая Джумагалиева. Они брали интервью у меня и других сотрудников следственно-оперативной группы. И я вроде бы чётко разъяснил сценаристу, что людоед был женоненавистником, что он мстил девушкам за свою не сложившуюся личную жизнь и за то, что одна из его ветреных подружек заразила его сифилисом и трихомонозом. Однако в смонтированной версии фильма прозвучал другой мотив преступления: дескать, Джумагалиев считал себя потомком Чингисхана. Чтобы стать таким же сверхчеловеком, он хотел создать волшебное снадобье из крови девушек, вот поэтому-то и убил семь красавиц. Это неправда. Российским журналистам излагалось совсем другое: о традициях некоторых северных народностей России пить свежую оленью кровь и есть сырое мясо оленей для восстановления сил. Жумагалиев одно время жил на российском Севере, и он прекрасно знал об этих традициях. И ещё у многих аборигенов и папуасов тоже есть поверье: съешь мясо врага и к тебе перейдёт его сила, мощь и отвага. Николай сам проводил такую параллель, объясняя, почему пил кровь убитых женщин.

— 35 лет назад Джумагалиева признали невменяемым и поместили в специализированную психлечебницу в Актасе (посёлок в Талгарском районе Алматинской области. — Ред.). Весной этого года в СМИ появилась информация, будто его хотят выпустить в связи с полным выздоровлением. Как вы считаете, людоеда можно вылечить до конца и выпустить на свободу?
 
— Я считаю, что Джумагалиев всегда был вменяемым. Он прекрасно отдавал отчёт своим действиям и свободно ориентировался в пространстве. Перед тем, как выходить на преступление, он надевал шапку, чтобы ни один его волос не остался на месте преступления, а после убийства всегда сжигал одежду. А знаете, каким он был интересным собеседником, как он мог часами говорить на военно-историческую тему, в подробностях рассказывая о военных баталиях и знаковых событиях? А его побеги, как он скрывался, что делал, чтобы его не изобличили — всё это говорило о том, что он не был психически больным человеком.

Он вовсе не был дурачком на уровне олигофрена, просто у него была сексуальная патология, извращённое восприятие мира. Джумагалиева, если так разобраться, должны были расстрелять, но, по-видимому, вмешалась политика. Возможно, встал вопрос: как среди нормальных граждан СССР могут быть маньяки? Вот в московском институте Сербского Николая признали невменяемым и оставили жить. Я убеждён, что людоеда нельзя вылечить, поэтому и речи не может быть об его освобождении. Джумагалиев до конца своих дней должен находиться в изоляции от общества, хотя бы в качестве платы за содеянное перед семьями потерпевших.
 



— А как получилось, что в южной столице и Алматинской области в одно время, в 1999-2000 годах орудовали сразу две группы сексуальных маньяков? Они обе убивали исключительно девушек лёгкого поведения, только первые пускали мясо убитых жриц любви на фарш, а вторые — пытали своих пленниц?
 
— Сразу скажу: не надо искать связи с Миллениумом. Обе эти группы считали себя «санитарами города», поэтому и «очищали» Алматы от проституток. В основе их преступлений тоже лежала ненависть к женщинам, желание отыграться на слабом поле за свои промахи и неудачи в личной жизни. Правда, во втором случае была ещё и конкуренция: подельницы садистов — старые проститутки — обманом вывозили за город молодых успешных соперниц, чтобы раз и навсегда избавиться от них.

«Калмуханбет Касымов — не мой протеже»


— Василий Васильевич, вы недолюбливаете нашего брата-журналиста?
 
— Не надо так утрировать и категорично утверждать. Я просто с осторожностью отношусь к предложениям журналистов взять у меня интервью или комментарий, чтобы потом не прочитать в газете или на сайте какую-нибудь несусветную чушь. То, чего я не говорил, или то, что было вырвано из контекста. Видите ли, в 90-е годы многие наши журналисты приложили руку к тому, чтобы идеализировать преступное сообщество. Тогда появилась масса заказных статей о бандитах-романтиках и ментовском беспределе. Это сыграло на руку преступному миру и больно ударило по имиджу стражей правопорядка.

— Вы хотите сказать, что ваши подчинённые не давали повода журналистам писать критические, разоблачительные статье о методах их работы? Что в снижении доверия населения к полиции виноваты журналисты и блогеры, что полисмены сплошь белые и пушистые?
 
— Начнём со второй части вашего вопроса. Полиция — это отражение нашего общества, поэтому все те негативные процессы, что происходят в обществе, отражаются порой в наших поступках. Отсюда коррупция и уголовщина в полицейской среде, что, конечно же, плохо и неправильно, и с этим необходимо бороться. В целом я хочу отметить, что мы, полицейские, действительно не умеем правильно выстраивать отношения со СМИ. По себе скажу: я сам когда-то выходил на диалог с журналистами, не умея разговаривать на равном уровне. Сказывался принцип «не болтай лишнего!», оперская зажатость, боязнь раскрыть тайну следствия, дабы это не повредило работе.
 

Знаменитый сыскарь Симачёв: «Калмуханбет Касымов – не мой протеже»


— Может, нашим полицейским стоит перенять опыт американских коллег в плане сотрудничества со СМИ? Посмотрите, как только в США происходит вооружённая перестрелка, шерифы сразу же оперативно комментируют инцидент. Они не ждут часами и днями, в отличие от нас, когда МВД даст добро на брифинг.
 
— Американские полицейские действительно умеют грамотно работать со СМИ, в этом плане им надо отдать должное. Но зато они проигрывают в другой сфере, например, в плане раскрываемости преступлений. Вы знаете, что в США страховка жизни и здоровья гражданина, его имущества снимает до 70% всех преступлений от учёта, поскольку она покрывает ущерб?

— Как вы относитесь к такому нововведению МВД, как местная полиция или к идее оснастить всё вокруг видеокамерами наружного наблюдения?
 
— Я плохо отношусь к идее МВД о местной полиции, но полностью поддерживаю идею об оснащении видеокамерами наружного наблюдения. Всё, что касается технического прогресса, я поддерживаю обеими руками. Эти возможности безграничны, объективны, честны и по цене добычи доказательств и установленных обстоятельств гораздо дешевле, да и по срокам быстрее. В общем, одни преимущества.
 
— Последний вопрос. Многие считают Калмуханбета Касымова вашим ставленником и протеже. Вы согласны с таким определением?
 
— Знаете, когда люди приходят на первые роли, например, на должность министра или замминистра, то у них становится много учеников и учителей. Поэтому я с большой иронией и скептицизмом отношусь к подобного рода информации. Что касается Калмуханбета Касымова, то он, как обычно говорят в таких случаях, сам себя сделал. Да, мы работали вместе в Алматинской области и в МВД, но он самостоятельный человек, и ему не нужны были никакие протеже. Это заметило руководство страны. Я отдаю должное высокому профессионализму Калмуханбета Нурмуханбетовича, его вкладу в развитие казахстанской полиции и укрепление имиджа стражей правопорядка, но нас с ним всегда связывали только служебные взаимоотношения.




Просмотров: 19931



Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку

И получайте самые интересные авторские материалы, прошедшие дополнительный отбор

Ваш email:

email рассылки Мы не распространяем ваши данные и не раскрываем их в коммерческих целях

email рассылки
КОМБО ДНЯ

Эксперты предложили создать в Казахстане международную организацию по энергии

Эксперты предложили создать в Казахстане международную организацию по энергии

Это будет способствовать переходу к альтернативным источникам энергии, уверены они....

1075


Казахстану необходим госинститут, занимающийся переходом на ВИЭ – эксперт

Казахстану необходим госинститут, занимающийся переходом на ВИЭ – эксперт

Подобные структуры должны быть созданы повсеместно в мире. Такое предложение прозвучало в ...

812


Участники форума «Энергия будущего», проходящего в рамках EXPO-2017, вырабатывают итоговый документ

Участники форума «Энергия будущего», проходящего в рамках EXPO-2017, вырабатывают итоговый документ

Манифест отражает «посыл выставки», отмечают участники...

814


Казахстан имеет возможность полностью перейти на ВИЭ, считают эксперты

Казахстан имеет возможность полностью перейти на ВИЭ, считают эксперты

Об этом свидетельствуют данные исследования, проведённого европейскими институтами, сообща...

1677