"Оскар-2017". Полный список победителей

89-я кинопремия "Оскар" прошла в Лос-Анджелесе 26 февраля

1074


Нурсултана Назарбаева и Карипбека Куюкова выдвинули на нобелевскую премию мира

Нурсултана Назарбаева и Карипбека Куюкова выдвинули на нобелевскую премию мира

Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева и почетного посла проекта

1251


Адвокаты Казахстана обратились с открытым письмом к Назарбаеву

Адвокаты Казахстана обратились с открытым письмом к Назарбаеву

Приводим полный текст письма

16768



Ибрагимов vs Сулейманов: лишить курильщиков права на бесплатное лечение

07:00, 29 ноября 2016

В прямом эфире на «Радиоточке» состоялся батл между Денисом Ибрагимовым и Жангельды Сулеймановым. Редакция публикует расшифровку дискуссии.

 

Денис Ибргагимов — курильщик, создатель Facebook-группы и сообщества «Права курящих в Казахстане». Его оппонент — адвокат. В другом эфире, на телеканале, где речь шла о здоровом образе жизни, Жангельды Сулейманов заявил, что курящих следует лишить права на бесплатное медицинское обслуживание. Ибрагимов удивился и попытался уточнить, не шутка ли это. Серьёзного ответа он так и не получил. После чего был пост в Facebook и интернет-баталии, которые довольно известны. Жангельды Сулейманов прокомментировал свою позицию газете «Караван». Нам понравилась идея одного из комментаторов, он сказал: когда есть непримиримые позиции, лучше обсудить всё при личной встрече. «Радиоточка» решила такую встречу организовать и выяснить, почему Жангельды Сулейманов считает, что курильщиков надо ограничивать в правах, и почему Дениса Ибрагимова это так возмущает.

 

Марина Михтаева: Жангельды, первый вопрос вам, поскольку вы стали ньюс-мейкером. Когда всё это разгорелось, высказывались предположения, что вы: оговорились; может быть, высказались не совсем корректно; что всё-таки откажетесь от своих слов; или, может быть, извинитесь за них. Или стоите на своём?

 

Жангельды Сулейманов: Дело в том, что я адвокат, юрист. Я оперирую нормами закона, и эта позиция же законна, что курильщики должны быть ограничены — это не моя позиция. Может извиниться только тот, кто писал Кодекс (о здоровье и системе здравоохранения. — Ред.).

 

М.М.: Насколько я помню, там заложена норма о запрете курения в общественных местах, но не о том, что курильщики могут быть попраны в других правах, в том числе и в праве на медицинское обслуживание…

 

Ж.С.: Моя позиция достаточно простая: те, кто не заботится о своём здоровье, не могут обращаться за бесплатной помощью, которая нужна для излечения заболеваний, связанных с их нездоровым образом жизни. Вообще, простейшая конструкция! Человек курит и — если вменяемый — прекрасно понимает, что будут последствия в виде вреда здоровью, и не может обращаться за устранением этих последствий за бесплатной медицинской помощью.

 

М.М.: Денис, я так поняла, что вас возмутило даже не само заявление, а то, что оно было сделано адвокатом…

 

Денис Ибрагимов: Адвокатом, да. Меня это даже не столько возмутило, честно говоря, сколько покоробило. Мне это показалось невозможным от адвоката. Я считаю, что адвокат — это в первую очередь защитник не столько закона, сколько справедливости, которую выполняет закон. А с точки зрения справедливости я это предложение рассматриваю как абсолютно ей не соответствующее. Можно долго ковыряться в этих нюансах…

 

М.М.: Юридических нюансах?

 

Д.И.: И юридических, и моральных, но я хочу обратить внимание на то, что бесплатное медицинское обслуживание, как и вообще всё, что предлагается гражданину, на что он имеет право, обеспечивается ему не образом жизни, который он ведёт, во всяком случае, не теми привычками, которыми он обладает, а тем, платит он или не платит налоги. Это вопрос из области совершенно другой. Нельзя лишать человека права, которое он заработал тем, что платил налоги только потому, что он курит или нет, выпивает или нет, может быть, он неправильно питается. Сюда можно приплести всё, что угодно. И всё, что угодно, можно назвать вредом для здоровья. Но, тем не менее, каждый из этих людей, который, на чей-то взгляд, причиняет вред своему здоровью, имеет право на те базовые вещи, которые обещаны ему конституцией или каким-то другим законом только потому, что он является налогоплательщиком. Они за это платят. Это не бесплатная медицинское обслуживание — это медицинское обслуживание, за которое мы заплатили своими налогами. Каждый из нас.

 

М.М.: Кстати, Жангельды, мнение, которое сейчас Денис озвучил, высказывалось при обсуждении вашей инициативы чаще всего. Люди говорили, что с такой позиции нужно лишать «бесплатного» медицинского обслуживания тех, кто употребляет алкоголь, ест фастфуд, который также приводит к не очень хорошим последствиям, не знаю, не спит по ночам, не разборчив в связях… Вы считаете, что эти люди тоже могут быть ограничены?

 

Ж.С.: Вы говорите о законных правах? Право на фастфуд не ограничено вообще ничем. Право на курение ограничено — например, нельзя курить в общественных местах. Вообще, очень много запретов в отношении курения. Кстати, табакокурение — не только курение, это сосание, жевание, нюханье. Четыре есть действия. Вот нюхать, сосать, жевать и курить (табак. — Ред.) нельзя в подъезде, например, нельзя на детской площадке…

 

Насчёт запретов я вам скажу следующую вещь: существуют тысячи запретов — у нас не хватит объёма передачи, если я буду перечислять, которые связаны с привычками людей. Смотрите, человек купил автомобиль. На собственные деньги! Но он без прав не может ездить — запрет! Собственность есть, а ездить нельзя. Потом есть привычка выпивать спиртные напитки — ради бога пей, но есть запрет: нельзя садиться за руль пьяным. А если сел за руль пьяным — три года лишения свободы. У нас запретов очень много, у нас вся жизнь из запретов состоит. Причина одна — запреты позволяют существовать индивидуумам. Если запретов не было бы — это всё равно, что правила дорожного движения отменить. Я к чему? Тот запрет, о котором я говорю, — один из тысячи всего лишь.

 

М.М.: Простите, но, мне кажется, мы путаем мух с котлетами. Езда без правил или езда в нетрезвом виде — это может угрожать жизни других людей. Но мы говорим о базовой вещи — о лечении, о том, что нам гарантировано государством. И я хотела узнать, считаете ли вы, что тот, кто пьёт, тоже не может бесплатно обслуживаться, потому что он наносит вред своему здоровью.

 

Ж.С.: Да, я считаю так. Это не моё мнение…

 

Д.И.: Фастфуда это тоже касается?

 

Ж.С.: Да, это закон. Это не я же.

 

Д.И.: Такого закона ещё нет, Жангельды, есть ваше предложение ограничить людей в правах...

 

Ж.С.: Почему?

 

Д.И.: Как почему? Потому что нет нормы закона, которая лишает человека права на что-либо в зависимости от его привычек.

 

Ж.С.: Такой закон есть.

 

М.М.: Какая статья?

 

Ж.С.: Статья четвёртая, кажется, Кодекса о системе здравоохранения. Там чётко и ясно сказано, что система здравоохранения строится на принципе солидарной ответственности государства, работодателя и гражданина, которые обязаны сохранять и укреплять индивидуальное и общее здоровье. Это базовые принципы. Сказано «солидарная ответственность». То есть гражданин отвечает за то, что он будет укреплять и сохранять своё здоровье. Это простейшая вещь…

 

Ибрагимов vs Сулейманов: лишить курильщиков права на бесплатное лечение

Денис Ибрагимов вздыхает

 

М.М.: Денис хочет что-то сказать…

 

Ж.С.: Принцип — это начало всегда. Здесь простая конструкция вообще.

 

Денис Ибрагимов вздыхает

 

М.М.: Денис хочет что-то узнать. Секундочку, я уточню и дам вам слово. Смотрите, там есть пункт, но там не расписано, что конкретно имеется в виду. Вы считаете, что было бы логичным расписать: если человек не следит за своим здоровьем — курит, употребляет алкоголь, неправильно питается — следовало бы пересмотреть его отношения с системой здравоохранения?

 

Ж.С.: Верно, верно. В точку, в точку. Принцип же заложен.

 

Д.И.: По поводу этого принципа. Если я его правильно понял, если запомнил формулировку: «о совокупной ответственности государства, работодателя и гражданина»… Этот принцип первым делом вступает в противоречие с тем, что именно государством позволено иметь в свободной продаже на территории республики и алкогольные напитки, и табачные изделия, и нездоровое питание, и ещё массу других вещей. То есть государство позволяет всё это употреблять. Оно позволяет всему этому иметь у нас здесь место. Но раз вы произносите этот пункт о совокупной ответственности, в таком случае государству было бы правильным, было бы честным и вовсе запретить всё это. Вообще запретить. И в таком случае это действительно была бы ответственность, потому что государство берёт на себя ответственность не допустить заболеваний, ещё каких-то проблем у людей, которые не правильно питаются, выпивают или курят.

 

Но так как государство это позволяет, то речь идёт действительно о совокупной ответственности, но совсем не в том ключе, о котором вы говорите. Государство говорит нам: «Да, вы можете это употреблять, и мы вам сообщим, что это вредно, мы вас предупредим об этом». Мне кажется, вот это проявление ответственности. И нам даётся этот выбор. И я благодарен, на самом деле, государству за этот выбор. Потому что, когда оно не оставляет тебе выбора, всё намного хуже и серьёзнее. Но вы предлагаете, несмотря на то, что государство нам этот выбор предоставило, ужать в правах людей по определённому признаку.

 

Ж.С.: Государство позволяет продавать спиртные напитки, но при этом тоже ограничивает: нельзя с 12 часов покупать до какого-то времени, нельзя садиться за руль, нельзя пить на детской площадке... Я не вижу никакого противоречия. А почему разрешается, сейчас я вам поясню, уважаемый Денис. Дело в том, что принцип говорит о солидарности государства в укреплении и сохранности индивидуального здоровья. Но как-то подтягивать разрешительную систему реализации табака — я думаю, что это уже другая юрисдикция…

 

Д.И.: Ну почему? Это же явления одного порядка. Если бы у нас не было свободного доступа к тому, что причиняет вред, мы бы не употребляли…

 

Ж.С.: Денис, значит, государство нарушает принцип. Тогда…

 

М.М.: Следовало бы запретить?

 

Ж.С.: Вот верно. Вы хорошую мысль дали. Если такая норма существует, необходимо предъявить иск государству о запрете реализации табака. И всё!

 

Д.И.: Жангельды, а кто будет автором этого иска? Кто те возмущённые люди, которые обратились бы к государству с этим?

 

Ж.С.: Любое лицо. Есть глава 28 ГПК, где сказано, что, в принципе, можно оспорить нормативно-правовой акт. Например, разрешение на реализацию табака. Кто может подать иск? Да любое лицо, любой гражданин.

 

М.М.: То есть вы могли бы теоретически инициировать такой иск?

 

Ж.С.: Да, я скажу: либо убирайте принцип (о солидарной ответственности. — Ред.) — торгуйте, либо оставьте принцип, но, как Денис говорит, запрещайте реализацию табака. Классная позиция.

 

М.М.: Мы как-то конституцию нашу обошли, в ней говорится, что запрещается ущемление прав граждан Казахстана по любому признаку. То есть человек свободен выбирать — там есть такие понятия как «свобода убеждений», «образа жизни»…

 

Ж.С.: Марина, чуть по-другому. Это «дискриминация» называется. Запрещается дискриминация по полу, национальному, социальному, классовому признаку, месту работы и иным обстоятельствам. Но это декларативная норма. Что такое дискриминация? Это ограничение права. У нас существует тысячи ограничений прав. Тысячи! Например, многие жалуются: запрет на выезд. Человек не может заплатить долг, его не пускают за границу — это же имущественная дискриминация. Нарушается право передвижения. Я могу тысячи таких примеров назвать. Вот нельзя регистрировать компанию, если твоя компания обанкротилась. А возрастная дискриминация — нельзя продавать до 18 лет спиртное. Человек любит плеваться — но нельзя плеваться на асфальт.

 

М.М.: Вы считаете: несмотря на то, что это прописано в конституции, дискриминация действует ежедневно и в этом случае (медпомощь курильщикам) возможна?

 

Ж.С.: Есть понятие «законная дискриминация». Права же ущемляются много раз: вы же не можете зайти в здание, например, тюрьмы. Я утрирую, конечно.

 

М.М.: Денис, стоит ли смириться с такой дискриминацией?

 

Д.И.: Я опять же не хотел бы всё валить в одну кучу. Всё абсолютно, что вы перечислили в этой речи, сопряжено с опасностью для жизни и здоровья окружающих — езда на красный свет, езда, будучи пьяным, продажа алкогольных напитков после определённого момента либо детям. Это касается также и продажи табака. Я полностью согласен со всеми запретами, которые ограничивают возможность принести кому-то вред. Но каким образом право на бесплатное медицинское обслуживание, имеющееся у курящих людей, приносит вред всем остальным? Вы забираете у нас право абсолютно безвредное. Право, которое никому не мешает. Право, которое не приносит вреда никому.

 

Ж.С.: Бюджету, бюд-же-ту.

 

Д.И.: Вернёмся тогда к началу и отметим, что я такой же налогоплательщик, как и вы. Не лучше и не хуже.

 

Ж.С.: Смотрите, самый простой пример. За уклонение от уплаты налогов — тюрьма. Ну, какой вред представляет неплательщиков налогов?..

 

М.М.: Неплательщик налогов приносит большой вред государству.

 

Ж.С.: Он же тоже может, как и мы, заявлять: «Я плательщик налогов!»

 

Д.И.: Какой же он плательщиков налогов, если он неплательщик налогов?!

 

Ж.С.: Он же платит налоги тоже…

 

М.М.: Вы имеете в виду недоплаченные налоги?

 

Ж.С.: Вот! Какой вред приносит тот, который не заплатил долги? А его не выпустят за границу.

 

Д.И.: Подождите, он может принести вред своим детям, не выплатив им алименты. Он может принести вред тому же бюджету.

 

Ж.С.: Я понял позицию Дениса. Дело в том, что это же бюджетные деньги — бюджетные деньги уходят на лечение (курильщиков. — Ред.). Зарплату врачу надо платить.

 

Д.И.: Жангельды, в том интервью, которые вы дали по итогам моего обращения…

 

М.М.: У меня есть оно. Если что, можем процитировать…

 

Д.И.: Там был последний вопрос: «Пользуетесь ли вы бесплатным медицинском обслуживанием?». И вы сказали, что не пользуетесь им уже лет 20. Я могу предположить, почему вы им не пользуетесь. Две причины всего, а, может быть, обе одновременно. Либо вы можете себе позволить медицину платную, либо вас абсолютно не устраивает качество бесплатной медицины. И в том, и в другом случае вы правы — это ваша воля. Но судить о том, чтобы лишать кого-то этой возможности, даже не пользуясь ею самому, — это тоже не очень справедливо, не очень приемлемо.

 

Ж.С.: Вопрос же не о справедливости стоит. Вопрос стоит о законности.

 

М.М.: А это не одно и то же?

 

Ж.С.: Не-не-не. Законность и справедливость — это вообще разные вещи. Не может быть никогда справедливости вообще. Приведу маленький пример, мой любимый. Человек занял другому деньги — 500 тысяч тенге. Расписку потерял. Суд вынесет решение отказать во взыскании этой суммы. Справедливое решения суда? Нет. Законное? Да. Потому что сторона — тот, кто давал деньги — не доказала. Для чего законы создали? Чтобы нивелировать это. О какой справедливости может идти речь?

 

Д.И.: А решение справедливо в данном случае: человек потерял расписку. Если бы тот человек, который давал деньги в долг, сохранил её, проявил бы ответственность…

 

Ж.С.: Ребёнок порвал расписку…

 

Д.И.: Неважно — береги эту расписку, как 500 тысяч. Ты же не дал бы 500 тысяч рвать ребёнку? Эта расписка стоит ровно столько же. Ты проявил безответственность. Поэтому всё справедливо.

 

Ж.С.: Денис, вы сейчас немножко манипулируете.

 

Д.И.: Почему?

 

Ибрагимов vs Сулейманов: лишить курильщиков права на бесплатное лечение

М.М.: Бог с ней, с распиской. Вернёмся к теме. Жангельды, вы же сами курильщик в прошлом?

 

Ж.С.: Да, я сильно курил.

 

М.М.: А если бы вы услышали о такой инициативе, когда курили?

 

Ж.С.: Я нормально отнёсся бы к этому. Очень даже. Потому что меня ограничивают во многих правах. Я же спокоен. Это было бы 1001 ограничение. Я недоволен, например, ставкой индивидуального подоходного налога. Она непомерно высокая — 10%. Она должна быть 3%, например, или 2%. Но я плачу, а что делать, если закон есть?

 

М.М.: Раз про налоги заговорили. Тогда, наверное, следовало бы от какой-то части налогов курильщиков освободить? Раз им запрещено пользоваться услугами бесплатной медицины, почему они должны платить зарплату врачу?

 

Ж.С.: Да, супер! Это было бы законно. Дело в том, что наша беседа интереснейшая оказалась неактуальной. В связи с тем, что сейчас принят закон о медицинском страховании. Сейчас курильщики-некурильщики, пьяницы, пожиратели фастфуда будут платить 2% от своей зарплаты, работодатели будут платить 5%. И таким образом будет формироваться определённый фонд медицинского страхования…

 

Д.И.: Жангельды, а вы когда узнали про ФОМС (фонд обязательного медицинского страхования. — Ред.)?

 

Ж.С.: У нас первый был в 95-м году…

 

М.М.: Провалился который.

 

Ж.С.: Да-да. Второй уже лет 5-7 развивается.

 

Д.И.: Нет, когда вы узнали о том, сколько будет платить гражданин и работодатель?

 

Ж.С.: Года 2-3 назад, наверное.

 

Д.И.: Просто тогда я вообще не понимаю, какой смысл был озвучивать эту инициативу, если она в любом случае бесполезна?

 

Ж.С.: Я юрист. Есть понятия «конструкция», «элементы», «нормы». В любой норме есть обязанность, и должна быть санкция за это. Есть ещё, кстати, одна норма хорошая — там так и написано, что пациент обязан укреплять и сохранять своё здоровье. Нарушение обязанности всегда подразумевает какую-то санкцию.

 

М.М.: А она в законе прописана?

 

Ж.С.: Санкции нет. Получается законодатель «А» сказал, «Б» не сказал.

 

М.М.: И «Б» за него сказали вы?

 

Ж.С.: Я всегда «Б» говорю.

 

М.М.: А если я по страховке 2% плачу, меня обязаны лечить, сохраняю я здоровье, не сохраняю, курю, пью?

 

Ж.С.: Есть такое понятие «конфликт норм». Согласно кодексу не должны вас лечить будут, а согласно закону о медицинском страховании — должны. Есть ещё такое понятие «гармонизация норм». Либо там должны будут переделать, но, скорее всего, должны будут тогда поменять принцип: не будет такой обязанности — сохранять здоровье. У нас часто бывает…

 

Д.И.: Хотел бы вот что сказать по поводу прав и по поводу аргументов, которые вы изложили в комментарии для газеты «Караван». Вы приводили там очень интересные примеры, помимо всего прочего. Что если человек курит, он может стать причиной пожара, или, если он курит за рулём, то сигарета упавшая может стать причиной ДТП… Это всё, с одной стороны, очень верно, с другой — неоднозначно. Я думаю, что человек, у которого во время движения падает сигарета, и это становится причиной ДТП, — идиот! Извините меня. И он должен быть лишён не права на медицинское обслуживание, он должен был лишён права управлять автомобилем. Потому что на месте сигареты могло оказаться всё, что угодно — водичка, губная помада, любой предмет.

 

М.М.: Можно просто запретить курить за рулём и всё.

 

Д.И.: Нет, нельзя. В том-то и дело.

 

Ж.С.: А вопрос поднимается так, кстати — предлагают депутаты.

 

Д.И.: Нельзя запрещать курить за рулём на основании того, что есть вероятность ДТП. Нельзя. Нужно запрещать автомобили идиотам — вот что нужно делать. Потому что только одна причина у этого обстоятельства — ты идиот, ты не в состоянии следить за дорогой, за собственным автомобилем и собственным поведением. И не важно, что стало причиной — сигарета, помада, водичка.

 

Я за соблюдение всех тех норм закона, которые прописаны на этот счёт. Если бы они, эти нормы, соблюдались, всё было бы прекрасно. Но! Жангельды, моё возмущение, как его называет Марина, связано с тем, что вы в самом начале своей речи для «Каравана» оговариваетесь: что картинки на пачках сигарет не работают…

 

М.М.: Давайте я процитирую? «Дело в том, что очень сложно бороться с курением. Ужасающие фотографии на пачках сигарет уже никак не останавливают курильщиков и, я полагаю, только экономические методы могут содействовать борьбе с курением. Ведь оно причиняет вред не только самим курящим, но и окружающим их людям».

 

Ж.С.: Это я сказал? Как хорошо сказал!

 

Д.И.: Вот сейчас позвольте. Во-первых, я вам очень благодарен за то, что вы озвучили неспособность устрашающих картинок на пачках сигарет справляться с этим. Потому что главная защитница населения Казахстана и чуть ли не всего мира от табакокурения Джамиля Садыкова неоднократно утверждала, что эти картинки будут эффективны, будут работать, принесут пользу — отвадят многих людей от курения. Было ещё много инициатив — не только в Казахстане, а вообще по всему миру — ограничения, запреты, картинки, что-то, что-то, что-то. И всё это в итоге работает через пень колоду.

 

М.М.: А сколько, Денис, потрачено? Вы же отслеживаете. Я просмотрела цифры. Например, в 2010 году выделялось 60 миллионов тенге на борьбу с курением. И потом эта цифра ежегодно росла.

 

Ж.С.: 2016 год — миллиард триста.

 

М.М.: Миллиард триста?!

 

Д.И.: Марина, там совершенно невозможные деньги. Но вот это меня просто... Это на год?

 

Ж.С.: На год.

 

Д.И.: В прошлом году где-то в середине ноября состоялась пресс-конференция НЦПФЗЖ, кажется, представителей ВОЗ, антитабачной коалиции, и там кем-то из журналистов был озвучен вопрос, что порядка полутора миллиардов за последние несколько лет было выделено на борьбу с курением. А сейчас мы слышим что только на один этот год примерно такая же сумма выделена… И все эти деньги, по сути, не освоены, потому что проблема до сих пор имеет место. Вы ею озадачиваетесь, я ею озадачиваюсь, Марина ею озадачивается.

 

Ж.С.: Вот поэтому я и…

 

Д.И.: Жангельды, вы поймите, не работает то, на что выделено уже практически три миллиарда тенге. А вы вместо того, чтобы понять, какие были недостатки у всех предыдущих кампаний, инициатив и так далее, предлагаете новые запреты, которые прямо сейчас, в конкретный момент, разбиваются о контраргументы, о возражения, о логику.

 

Ж.С.: Наше население готово только к запретам.

 

Д.И.: Какой вы жестокий, Жангельды (с иронией)!

 

М.М.: Вы же адвокат!

 

Ж.С.: Адвокат, да (смеётся).

 

Ибрагимов vs Сулейманов: лишить курильщиков права на бесплатное лечение

Жангельды Сулейманов

 

М.М.: По поводу борьбы с курением. Звонит нам в редакцию доктор такой-то поликлиники: «Вы знаете, мне позвонили из Национального центра по формированию здорового образа жизни и в приказном порядке поручили, чтобы я организовала интервью и рассказала, например, о вреде курения». Вы представляете, что они делают — они получают сумасшедшие деньги на пропаганду и даже ею сами не занимаются. Поручают подневольному врачу, и она вынуждена звонить по редакциям и предлагать свои услуги, даже не зная, что рассказывать. Может, привлекать тогда к ответственности людей, борющихся за здоровый образ жизни…

 

Ж.С.: Я за то, чтобы привлекать.

 

М.М.: А вы не прокурор, Жангельды?

 

Д.И.: Слушайте, вы не сталинец? Как-то «всё запретить, всех пересажать»…

 

Ж.С.: А это ради блага!

 

Д.И.: А, тот тоже ради блага. Каждый тиран действует ради блага.

 

Ж.С.: Однозначно. Что даст моё предложение? Люди подумают: бросить курить или не бросить. Получить бесплатную помощь либо нет. Если бросят хотя бы процентов двадцать, то это уже будет достижение огромное, чем вот эти ужасающие фото на пачках сигарет. Это же во благо. Многие же слабохарактерные…

 

Д.И.: Ага.

 

М.М.: Допустим, нашу передачу услышали законодатели, внесли изменения, я пришла в медицинское учреждение, хочу воспользоваться гарантированным мне государством объёмом помощи, а мне говорят: «Вы курите? Тогда нет». А, может быть, моё заболевание не связано с курением. Это же ещё нужно доказать. Потому что все исследования, на основе которых считается, что курение вредно, тоже сейчас нивелируют. Денис, я права?

 

Ж.С.: Давайте не будем этого говорить. Давайте договоримся, что курение вредно.

 

Д.И.: Я не буду этого отрицать. Единственное, я хотел бы поддержать Марину в том, что действительно есть много научно обоснованных работ, которые опровергают не все 100%, но массу тезисов, на которых базируется всемирная антитабачная кампания.

 

М.М.: Причинно-следственные связи — что курение вызывает именно эти заболевания. Нужно же ещё доказать, что я заболела этим именно потому, что я курила, а не ела, я не знаю, колбасу с консервантами. Я не уверена, что наша медицина в состоянии доказать этот факт, но она мне откажет…

 

Ж.С.: Ну вы в суд подадите, обратитесь к адвокату.

 

Д.И.: К вам можно будет обращаться? Я не уверен, что вы готовы защищать вот такие права.

 

Ж.С.: Я защищаю всех. Я же защитник.

 

Д.И.: Так это же противоречит вашим убеждениям.

 

Ж.С.: Я защищаю же, когда есть нарушения закона. Вы, Марина, хотели уточнить, как это определить? У нас дактилоскопию скоро вводят. И сейчас у нас куча учётов. Государство же тотальный контроль вводит. По идее телефоны мобильные — это отслеживание нашего местонахождения. Поэтому, думаю, курит-не курит — этот вопрос вообще легко будет решаться. Анкетирование будет, например. Человек пришёл в поликлинику прикрепляться, а у него спрашивают: ты куришь?

 

М.М.: А я говорю «нет», а сама курю.

 

Д.И.: Тогда тебя просканируют и определят (улыбается).

 

Ж.С.: Я за то, чтобы не курить и всеми способами, которые возможны, бороться с курильщиками.

 

Д.И.: Я согласен с вами полностью в том, что надо думать о здоровье нации, здоровье общества. Я предлагаю всего две вещи: первая — сделать действующее законодательство по-настоящему действующим. Я предлагаю сделать действующее законодательство исполняемым на всех уровнях. Я предлагаю не продавать штучных сигарет, не продавать сигарет детям, не достигшим 18 лет. Я предлагаю не курить в местах, где запрещено.

 

М.М.: Их десять.

 

Д.И.: Да. Я предлагаю полностью соблюдать (с нажимом) действующее законодательство, потому что оно уже в принципе содержит всё, что необходимо. И второе — я предлагаю, пока мы не научимся его соблюдать, не усиливать запретительные меры, которые по большому счёту, кроме наших домыслов, наших бесед, обмена мнениями, ничем не подкреплены. Никто — даже вы сами — не может быть на 100% убеждён в их эффективности. Но, тем не менее, если мы их реализуем вдруг, под них подпишемся, согласимся, примиримся и покоримся — возможно, пострадаем ещё больше. Потому в очередной раз идёт нарушение прав человека — вне зависимости от того, курит он или нет.

 

М.М.: Жангельды, как вам предложение Дениса? Оно законно, справделиво? Вы как юрист его поддерживаете?

 

Ж.С.: Нет, не поддерживаю. У меня одна позиция — я думаю, только через эксперименты, эмпирическим путём, можно понять эффективность той или иной нормы.

 

М.М.: То есть запрещать?

 

Ж.С.: Всё запрещать.

 

Д.И.: Ох, Жангельды, я не хотел ни иронизировать, ни спорить с вами, ни поднимать такие темы. Но, вы знаете, с точки зрения руководства одной страны, Холокост тоже был эффективной мерой. И это тоже был эксперимент. И тоже — во благо. Холокост! 6 миллионов трупов.

 

М.М.: Я надеялась, что мы договоримся. Придём к какому-то консенсусу. Нет?

 

Ж.С.: Нет.

 

Ибрагимов vs Сулейманов: лишить курильщиков права на бесплатное лечение





Просмотров: 7164



Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку

И получайте самые интересные авторские материалы, прошедшие дополнительный отбор

Ваш email:

email рассылки Мы не распространяем ваши данные и не раскрываем их в коммерческих целях

email рассылки
КОМБО ДНЯ


"Оскар-2017". Полный список победителей

89-я кинопремия "Оскар" прошла в Лос-Анджелесе 26 февраля...

1074


Нурсултана Назарбаева и Карипбека Куюкова выдвинули на нобелевскую премию мира

Нурсултана Назарбаева и Карипбека Куюкова выдвинули на нобелевскую премию мира

Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева и почетного посла проекта "Атом", художника Ка...

1251


Адвокаты Казахстана обратились с открытым письмом к Назарбаеву

Адвокаты Казахстана обратились с открытым письмом к Назарбаеву

Приводим полный текст письма...

16768


Казахстанский отлов собак: бессмысленность и беспощадность

Казахстанский отлов собак: бессмысленность и беспощадность

Служба отлова забирает с частных территорий чипированных животных...

5809