Казахстанцы стали чаще летать

Казахстанцы стали чаще летать

За январь-февраль 2017 года число авиапассажиров увеличилось на 12%

1034


Казахский ПЕН-клуб отчитался о творческой работе

Казахский ПЕН-клуб отчитался о творческой работе

Об издательской деятельности ПЕНа в 2016 году и о ближайших планах

1112


Куда пойти на Наурыз в Алматы и Астане

Куда пойти на Наурыз в Алматы и Астане

Самые интересные события праздничной недели

3385



Поющий бухгалтер Булат Кусаинов о «Дос-Мукасане», забвении и фонограмме

10:29, 2 декабря 2016

В рубрике «Есть мнение» на «Радиоточке» — Булат Кусаинов. Тот самый Булат Кусаинов, который пел в третьем составе группы «Дос-Мукасан», в когда-то очень популярной группе «Аркас», в 80-е годы ребята занимали во всевозможных конкурсах артистов эстрады. Булат в частности — лауреат Республиканского конкурса, лауреат Всесоюзного конкурса артистов эстрады, дипломант «Юрмалы-89». Это было давно, но был подъём, а после него — времена творческого затишья и даже забвения. Булат Кусаинов рассказал в интервью, куда пропадают артисты со сцены, была ли советская плановая экономика благоприятнее для творчества, чем свободная рыночная, о своём сыне Бибо, о ценах на концертные залы и о том, не жалеет ли, что предпочёл музыку бухгалтерии.

 

 

— Согласны ли вы с тем, что артистам сложнее место под солнцем себе отвоевать по сравнению с менеджерами, экономистами, юристами, банкирами?

 

— Да, согласен, потому что всё-таки уязвима эта профессия. И для того, чтобы находится в тренде, популярности, нужно поддерживать всегда медиа-программу, должна быть какая-то ротация, но не у всех это получается. И я так думаю, это очень сложно находиться в пике популярности, быть узнаваемым, потому что и время меняется, и кадры, и требования. То, что пелось в прошлом веке — в 70-90-е: сейчас поколение, которое выросло на ретро, с удовольствием слушают и радуются, а нынешнее поколение воспитано уже на других песнях. Поэтому сложно оставаться на плаву всегда. Творчество, когда бы оно ни началось, 15-20 лет назад — тем более, у меня уже 30 лет — сложно поддерживать. Бывают моменты и падения, и вообще забвения…

 

— У вас были такие моменты? Наверняка те, кто менее заинтересован — бывают, конечно, вообще фанаты — могут сказать, что долгое время вас не видели и не слышали. Возможно, даже удивятся, что сегодня вам есть, о чём рассказать. С ними можете поделиться — куда вы пропали, что делали?

 

— После того, как популярная группа «Аркас» прекратила существование в нашем составе, — это был 93-94 год, вы сами помните, какие были лихие 90-е — поменялось всё. Даже некоторые с профессорским статусом торговали на рынке — нужно было выживать. И нам тоже было очень сложно заниматься музыкой. Сама концепция песен перешла в электронную. Мы раньше работали-то живыми составами. Поэтому и музыканты потерялись, и надобности не осталось — в живых музыкантах.

 

— Что странно: я была ребёнком, но помню кассетные киоски на каждом шагу, никто не думал об авторских правах…

 

— Видимо, нахлынуло тогда. Кассетный этот бизнес. Благодаря кассетам и дискам, в то время стали популярны и узнаваемыми группы «Ласковый май», «Фристайл»… И наш «Аркас» тоже через кассеты народ стал узнавать.

 

— Самая популярная песня, если кто не помнит, — «Қара бауыр қаскалдақ». Можете пару строк напеть?

 

Поёт

 

 

— Вам тоже торговать приходилось? Чем вы занимались?

 

— Нет, я не торговал на рынке. Мы работали в турбизнесе, будем так говорить. Вы слышали, наверное, в то время начались поездки в западную часть полушария — за машинами. И вот мы организовывали эти турпоездки, оформление физ, людей. Нас группа друзей была, у нас своя была фирма. Долгое время… Спасибо, что это нам помогло выжить (смеётся)… и всё равно что-то записывать — какие-то произведения выходили...

 

— А, выходили? Я просто хотела спросить, сильно ли вы скучали…

 

— Конечно. Понимаете, иной раз были предложения вообще уйти из музыки. Образование у меня экономическое, я заканчивал Карагандинский кооперативный институт — «экономист-бухгалтер»…

 

— Как вас занесло? Сейчас были бы финансовым директором?

 

— Нет. Спасибо — нет! Каждому — своё. Был выбор, и я выбрал музыку. Хотя мои друзья были достаточно состоявшимися...бизнесменами… и сейчас, по сей день. И занимали посты и в Потребкооперации, и в торговле. Мне очень повезло с этим, что мои друзья там. Гастролируя по всему Казахстану, я всегда встречал наших выпускников. И они меня всегда с радостью встречали — межрайбазы, районные базы всегда были открыты для моей группы. И мы приобретали — благодаря тому, что я учился в Караганде — весь тот дефицит, которого не было у нас в магазинах.

 

— Можно ли говорить, что плановая советская экономика для творчества благоприятнее, чем свободная рыночная?

 

— Для творчества? Я не совсем согласен. Творчество — это такое дело. Ему не нужны границы. А в советское время были границы.

 

Поющий бухгалтер Булат Кусаинов о «Дос-Мукасане», забвении и фонограмме

ВИА «Дос-Мукасан». Фото с сайта ibirzha.kz

 

— Но, смотрите, вы — группа «Аркас». Вас приглашают, гастроли расписаны на полгода, вы не задумываетесь, что нужно как-то заработать, получаете гастрольные, зарплату… И можете спокойно заниматься музыкой.

 

— В этом плане — да. Был социум какой-то для нас: гастроли, работала административная группа, организовывала концерты, а мы просто выходили на сцену, пели. Ну, иногда аппаратуру носили — помогали. Было всё продумано, да. Ну и сам Госплан, конечно, работал: филармонии давали план, мы его выполняли, приезжали, получали зарплаты.

 

Но были и запреты. Мы слушали какие-то западные группы, хотели взять что-то оттуда, но это было невозможно. Потому что стояли каноны советской культуры, той идеологии. Хотя мы потом в «Аркасе» позволили себе.

 

— В перестройку…

 

— Да, перестроились.

 

— Вроде бы, эти времена миновали, в начале двухтысячных ситуация устаканилась, но всё равно же тяжело артистам? Не все дают концерты во Дворце республики, не все ездят по городам. У вас есть проблема с этим?

 

— Я не могу про всех сказать — кому как тяжело. Но если лично меня взять — мне легко никогда не давалось моё творчество, продвижение сценическое. Всегда были какие-то… Особенно, конечно, финансы. Всегда нехватка финансовых средств для записи материала, пошива костюмов.

Даже не всесоюзные конкурсу — в Москву и Юрмалу — я сам себе всё это финансировал. И костюм шил, и фонограммы оплачивал. Единственное — были оплачены командировочные от ЦК ВЛКСМ, пролёт и проживание. А остальное я брал на себя. И по сей день. Ну кому как, видимо. В этом плане я пчёлка…

 

— Нельзя вас назвать везунчиком?

 

— Везунчиком в этом плане — нет. Мне ничего не падает. Всё приходится зарабатывать, самому добывать средства, чтобы их потом использовать для развития своего творчества…Про остальных, конечно… Смотришь, и дворцы заполнены, и концерты, и артисты совсем недавно появившиеся…

 

— Два-три года — уже звезда?

 

— Да, уже все звёзды. И потом — всё это дело со званиями… Мы, чтобы получить звание, даже лауреата, участвовали в республиканских конкурсах, всесоюзных — чтобы нас отметило государство. Там «лауреат премии Казахстана», потом «лауреат премии чего-то»… А сейчас, наверное, с этим как-то проще. Наверное, время такое — быстрое. И звёзды быстро загораются: два-три года — раз! — звезда. Три года — другая звезда. Но хотя это слово неприменимо к нашему… «Звёзды» — они на небе.

 

— Скажите, пожалуйста, мне всегда было интересно: всё-таки это же оказывает влияние на личность, когда ты популярен, собираешь залы, когда у тебя берут автографы, когда идёшь по улице и слышишь, как твои песни там и там звучат? А в какой-то момент всё прекращается — это сильно на психику давит? Депрессия, отчаяние, осознание того, что путь был неправильно избран?

 

— Это, конечно, немного ломает. Особенно, когда сильно к этому привыкаешь.

 

— Зазвездишься?

 

— Да. От звездизма ещё никто как бы… (смеётся). Наверное, это присуще любому артисту — пусть молодой или в возрасте — звездизм всегда проявляется. Но от самого человека зависит — насколько он его сдерживает. Когда он проходит, когда тебя меньше узнают или просто даже проходят мимо — не то что депрессия, а появляется: «Почему? Вот почему?» И, как вы сказали, понимаешь, что действительно были какие-то ошибки, нужно было — не успокаиваться на достигнутом, что вот тебя узнают, твои песни крутятся в эфире. Нельзя успокаиваться, есть много недоделок — вот об этом, конечно,задумываешься.

 

— Надо не бросать, а, наоборот, ещё больше работать?

 

— Конечно, надо больше работать, искать что-то новое и прислушивать к голосу народа, чувствовать и ко времени — какая сейчас потребность есть.

 

— А сейчас какая потребность?

 

— Потребность? Я не знаю… м-м-м… (смеётся). На каком рынке, на нашем или в общем?

 

— На мой взгляд, казахстанскому рынку не хватает индивидуальности. Есть хорошие песни на казахском, которые мне очень нравятся. Но они всё-таки больше кальку напоминают.

 

— Есть копирование каких-то групп, созданных лет 10-15 назад. Тот проект был удачным, и все думают — это ошибка, не знаю, кого, может быть, самих артистов молодых: если мы будем так же выглядеть, исполнять в таком же аранжемене, том же стили, мы приобретём такую же популярность. Они ошибаются. Поэтому, наверное, и стирается индивидуальность. Каждый артист остаётся заметен, популярен, в памяти своей индивидуальностью — чего на самом деле не хватает. Копирование есть, я согласен.

 

Обидно. Но это время такое. Я думаю, всё проходит — 80-90-е прошли, двухтысячные сейчас пройдут… В любом случае народ выберет своих любимчиков. Всегда, во все времена, профессионализм, хороший вокал и мелодика в песне играли главную роль.

 

— Как-то в Усть-Каменогорске проходил концерт живого звука — прямо борьба против фонограмм. И вы довольно резко высказались: что сейчас время фонограмщиков. Вы никогда под фонограмму не поёте?

 

— Ну почему? Телевизионные съёмки всегда же сопровождались фонограмным обеспечением. В последнее время — да, приходится, какие-то моменты приходится прописывать. Но я не говорю, что всё — я пою в «плюсе», я пою и в «минус»-режиме. Все какие-то вокальные, бэк-вокальные партии я прописываю и пою всегда вживую. Под «плюс» я не могу донести того, что я хочу. Тем более, в репертуаре у меня ретро-песни — просто так их не донесёшь, лирику особенно.

 

А в отношении высказывания: я, конечно, прошу прощения, если кого-то обидел. Но на самом деле так — сплошная фанеризация, сплошная цифра, всё записанное… Мало того, что люди не поют, многие ещё и текстов не знают. Сейчас идёт практика такая — приглашать звёзд исполнять на прекрасных праздниках, концертах под оркестр живой. И многие текстов не знают — это я слышал от музыкантов, которые работают в этих оркестрах. Выходит, говорят, солист — текстов не знает, стоит, смотрит… Это вообще никуда не годиться.

 

— И что это?

 

— Это непрофессионализм. Отношение к своей профессии. Человек, приходящий на запись в студию с новым произведением, подсматривает где-то. Но выходя на сцену, ты должен прекрасно знать то, что исполняешь, — свою песню.

 

— Как думаете, этот непрофессионализм есть только в среде артистов или вообще обществу потребления присущ?

 

— Я не знаю, за всех не могу отвечать (смеётся). Вы, наверное, всё сами прекрасно замечаете.

 

— Ещё про время, про способы зарабатывания денег: той-бизнес в Казахстане ругают. Вы как к нему относитесь?

 

— Я нормально отношусь к этому — всё временно, понимаете? Это надо, сейчас всё это слушают, проявление национальной культуры, может быть, народно-эстрадное пение сейчас преобладает над чем-то другим. Как бы ни судили сегодняшних звёзд, я нормально ко всем отношусь. Потому что вложенные средства — это тоже немаловажно. И если народу нравится, почему бы нет?

 

Поющий бухгалтер Булат Кусаинов о «Дос-Мукасане», забвении и фонограмме

 

— Вы такой человек — постигший дзен. Умиротворение… Никого не судите…

 

— Никого. Видимо, с возрастом всё-таки — недавно исполнилось 50 лет. Суди-не суди… Не суди, говорят, и не судим будешь. Это великий завет. Поэтому по тому, что творится, никого никогда нельзя судить. Всё решится, всё придёт на свои места: и профессионалы появятся, и опять вернуться те люди, которые должны быть, и на телевидении, и в культуре, и в спорте. Надо нормально относится — просто идут какие-то перестройки душ, наверное.

 

— В пред-интервью вы мне рассказали очень интересную историю. Она показательная: про встречу поколений. Про вас и вашего сына. Он же у вас тоже музыкант…

 

— А, как-то с друзьями, почитателями моего творчества мы оказались в кофейне. И девушка — очень молодая — подошла: «Здравствуйте! Вас как обслужить, чего бы вы хотели. И можно автограф?» Мой друг близкий — с тех ещё, 80-х, годов — удивился: «А что, вы его знаете?» Она говорит: «Да, знаю, это же папа Бибо» (смеётся).

 

Друг спрашивает: «А кто такой Бибо?» Он не знает «Бибо», он знает, что моего сына зовут Бейбут. «Это мой сын!» — говорю. «А он поёт что ли?!» — тоже удивился. Видите, он не наблюдает за этим, а молодёжь всё-таки следит.

 

...И он долгое время скрывал…

 

— Сын ваш?

 

— Да. Потому что для него занятие музыкой — как бы хобби. Он по специальности — закончил КазГУ — юрист-международник.

 

— Работает по профессии?

 

— Да, он работает по профессии. И ему это всё легко даётся. Видите, как — эксперименты не прошли даром. Меня даже узнают, благодаря моему сыну (смеётся).

 

— Он в культ это не возводит?

 

— В культ не возводит, но у него есть видеоклипы, которые стали популярны. Он общается, дружит со многими артистами, певцами, которые популярны. Иной раз даже с теми, с кем я не близко знаком.

 

— Может быть, это новая форма артиста? Творчеством занимаются только ради творчества.

 

— Ну да. На Западе же тоже так. Стинг — педагог, Эл Джерроу, по-моему, вообще по специальности врач-стоматолог… ну, медик. Поэтому для них это — душа. Человек творит, и если это у него хорошо получается, почему нет? Мы тоже поющие бухгалтеры (хохочет).

 

 

— Дочь ваша тоже музыкой занимается?

 

— Дочь — это вообще. У неё шикарный голос, хорошие данные, но она не занимается музыкой. Видимо, передалось. Хотя утверждают, что природа на детях отдыхает… Но у нас ни на родителях, ни на детях, ни на внуках не отдохнула. И мои родители, и мои деды с бабушками — все были близки с музыкой: пели, айтыскеры были, инструменты — мандолина, домбра, баян. Потом я уже стал увлекаться гитарой. Отец играл. Мама поющая — она просто не пошла по этому пути. Так же передалось моим детям, и уже внуки начинают петь, представляете?

 

— Дочь ваша не послушаешь нигде? Она только для семьи поёт?

 

— Она для себя, да.

 

— У вас в Караганде 9 декабря концерт? На вашей родине — 30 лет творчества… За это время не хотелось бросить?

 

— Я уже говорил — да, были моменты, хотелось бросить. Когда сталкиваешься с непониманием, невостребованностью, хотелось. И бросал даже на какой-то короткий период. Но потом не смог — вернулся. Возвращение было тяжёлым, потому что и голос подсаживается, когда долгое время не поёшь, не занимаешься. В течение года пришлось восстанавливаться.

 

— Что предложите поклонникам? Это будут старые песни — «дос-мукасановские», «аркасовские»? Или что-то новенькое?

 

— Это вечер, посвящённый 30-летию творческой деятельности моей, — мой юбилей. Этот год вообще полон юбилеев — 25-летие независимости… Здесь обрадовать чем-то новым?.. Да, будут произведения, написанные в последние годы, но в основном то, что было узнаваемым, что слышалось тогда, поэтому и называется «творческий вечер». Друзья, приходите послушать, поддержите мой праздник!

 

Будет и попурри из песен, которые пелись в Караганде, в детстве, в юности. С того начнём. Потом — что-то из репертуара после переезда в Алма-Ату, потом — группа «Аркас». И так, потихонечку, — до настоящего времени.

 

— А билеты уже продаются?

 

— Да, продаются в Караганде?

 

— И как продаются?

 

— Я не звонил, не узнавал. Я вообще поначалу хотел сделать концерт благотворительный, бесплатный, чтобы пришли желающие и просто послушали. Но получилось так, что… Да! Нужно было затраты восполнить, будем так говорить. Билеты недорогие. Поэтому, я думаю, кто сможет, тот придёт.

 

Поющий бухгалтер Булат Кусаинов о «Дос-Мукасане», забвении и фонограмме

— А в Алматы планируете? Или здесь сложнее?

 

— В Алматы, да, сложнее. И зал здесь в финансовом плане дорогостоящий. Для меня лично. Я не знаю, как для тех, кто даёт концерты часто…

 

— «Не знаю, как для Кайрата Нуртаса»…

 

(Хохочет) не только он, многие дают концерты во Дворце республики. Не могу я осилить эту аренду. И этот зал всё-таки большой — нужно, чтобы народ вспомнил, и для этого нужна подготовка. Какая-то медийная работа, может быть, новые произведения…

 

И всё-таки хотелось бы дать хороший, живой концерт. С каким-то оркестром, миниоркестром. Естественно, ритм-бэнд. Может, трубные, скрипичные партии. К этом нужно готовиться и не один, не два месяца — в течение, наверное, полугода.

 

— Вы же работаете над этим?

 

— Я работаю, да. Я сейчас очень так это… завёлся, будем так говорить (смеётся). Я у своей цели. Я вижу её. Я теперь уже знаю, что нужно делать.

 

— Это здорово, что вы, несмотря на препоны судьбы, продолжаете гнуть свою линию.

 

— Многие ребята из молодёжи, которые меня помнят, говорят — недавно я услышал, ведущий один сказал: «Ага, из вашего поколения осталось мало певцов. Вы один, кто аттан құламай жүрсіз, то бишь с коня не спрыгнули, держитесь ещё в седле» (хохочет). «Ну стараемся», — говорю. Потому что это наша жизнь, наше призвание. Я себе не вижу в другом — только в этом.

 

Фото: Сергей Ким





Просмотров: 9120



Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку

И получайте самые интересные авторские материалы, прошедшие дополнительный отбор

Ваш email:

email рассылки Мы не распространяем ваши данные и не раскрываем их в коммерческих целях

email рассылки
КОМБО ДНЯ

Казахстанцы стали чаще летать

Казахстанцы стали чаще летать

За январь-февраль 2017 года число авиапассажиров увеличилось на 12%...

1034


Казахский ПЕН-клуб отчитался о творческой работе

Казахский ПЕН-клуб отчитался о творческой работе

Об издательской деятельности ПЕНа в 2016 году и о ближайших планах рассказал Адольф Арцише...

1112


Куда пойти на Наурыз в Алматы и Астане

Куда пойти на Наурыз в Алматы и Астане

Самые интересные события праздничной недели...

3385


Казахстан в пятерке стран по числу участников выставки ЭКСПО-2017

Казахстан в пятерке стран по числу участников выставки ЭКСПО-2017

17 марта прошёл пресс-тур на территории ЭКСПО...

1004