[not-aviable=static|search]


ИНТЕРВЬЮ




ИНТЕРВЬЮ

Политолог Досым Сатпаев: "Киев не может найти государство, которое Москва воспринимает адекватно"

Официальный Киев предложил Казахстану принять участие в расследовании крушения малайзийского самолета. Интересное развитие событий, учитывая, что ранее их МИД даже направлял в наш ноту протеста - в связи с позицией по крымскому референдуму. Так почему теперь Украина обращается к Казахстану со столь необычной просьбой, почему именно к нам, и можно ли считать, что республика стала выступать в геополитике в новом для себя качестве балансира? С этими вопросами в рамках новой рубрики "Актуальное интервью" "Радиоточка" обратилась к известному политологу, директору Группы оценки рисков Досыму Сатпаеву.

- Похоже, что у Казахстана появляется новая посредническая роль?

- О посреднической роли Казахстана стали заявлять еще чуть ли не с начала украинского конфликта, хотя, конечно, были определенные проблемы, которые мешали Казахстану ее играть. Потому что главная задача посредника – быть объективным в оценке конфликта, не занимая позиции ни одной из противоборствующих сторон, а получилось так, что Казахстан на первоначальном этапе – когда возник вопрос о референдуме в Крыму – поддержал Россию, что, конечно, вызвало негативную реакцию в Киеве. Тогда уже было ясно, что Киев стал воспринимать Казахстан больше как партнера России, чем объективную сторону.

Сейчас мы наблюдаем ситуацию, когда Киев не может найти, скорее всего, то или иное государство, которое воспринимается Москвой более или менее адекватно. Понятно, что это не Беларусь. Учитывая, что отношения Лукашенко с Путиным очень часто напоминают горки американские: то вверх, то вниз. Отношения Назарбаева с Путиным более стабильные – бесконфликтные. Можно предположить: исходя из этого, Киев пытается использовать сейчас все имеющиеся ресурсы для того, чтобы наладить диалог с Москвой. И не стоит переоценивать роль Казахстана, потому что в глазах многих внешних наблюдателей он все равно рассматривается больше как союзник России. Но все же по принципу "все средства хороши", я думаю, Киев расчитывает, что Казахстан, по крайней мере, здесь будет делать акцент на объективность расследования. И будет восприниматься как один из участников этого процесса, но не как основной.

- А что Казахстану может дать это политическое модераторство? И какие риски это в себе таит?

- Давайте не будем забывать, что Казахстан уже не в первый раз играет роль модератора. Многие казахстанские инициативы во внешней политике как раз и предполагали создать некий механизм для диалога между конфликтующими сторонами. Возьмем наиболее известный проект Казахстана – Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). Если вы помните, на одном из таких заседаний несколько лет назад Казахстану удалось посадить за общий стол переговоров две противоборствующие стороны – Пакистан и Индию – в самый разгар очередного кризиса.

Казахстан в рамках регулярных саммитов руководителей крупных религиозных конфессий также пытался выступать в качестве посредника в межконфессиональном диалоге. Выходит, что руководство страны уже давно работает на образ некоего сторонника переговоров и постоянно позиционирует себя в качестве модератора тех или иных процессов. И если данный призыв является серьезным, а не больше напоминает политический PR, то в этом плане, конечно, Казахстан выигрывает – именно с точки зрения политического имиджа. Это еще раз будет подчеркивать желание руководства страны позиционировать себя в качестве серьезного игрока, с которым кто-то считается, которого кто-то хочет слушать.
Риски, конечно, есть, потому что когда ты влезаешь в какой-то конфликт, то очень тяжело бывает найти общие точки соприкосновения и очень может быть, что стрелы критики полетят уже в сторону модератора.

- Ну да, когда пытаются разнимать ссорящихся, получают по глазу...

- Да, тумаки может получать тот, кто разнимает ссорящихся. В этом плане риски есть, но опять же одно дело, если бы Казахстан пытался бы сам влезать в этот конфликт и предлагать себя в качестве модератора. Другое дело, когда тебя приглашают – это уже немного другой статус. Это говорит о том, что Казахстан имеет поле для маневра. Не мы навязали свою позицию в качестве модератора, а нас пригласили поучаствовать, естественно, если у нас что-то не получится, то мы, по крайней мере, попробовали. Я думаю, что плюсы все-таки перевешивают риски в этом плане. Но еще раз повторю, что не стоит это предложение переоценивать – якобы только Казахстан воспринимают как некий инструмент давления на Москву. Маловероятно. Все-таки есть политическая игра, и Киев пытается использовать все ресурсы давления на Москву, в том числе и Казахстан. 

- Недавно Казахстан вместе с Беларусью отказались поднимать пошлины для Украины. Что это - реальное отстаивание своих позиций или лишь попытка изобразить независимость?

- Давайте исходить из того, что для Астаны Евразийский экономический союз - это экономический проект. Здесь не должно быть никаких геополитических и политических игр. Когда Россия просила Минск и Астану поддержать их в этом вопросе, в Минске и Астане восприняли это больше как политическую игру. Для Беларуси Украина - это тоже экономический партнер, это близкий партнер. Лукашенко невыгодно создавать преграды для товарооборота.

Что касается Казахстана, он также пытается, несмотря на создание союза, проводить независимую экономическую политику исходя из собственных интересов. А интересы Казахстана говорят о том, что хоть мы и не являемся тесными торговыми партнерами, в любом случае, если вы помните, Карим Масимов не так давно заявил, что необходимо увеличить товарооборот между Казахстаном и Украиной. Это было озвучено официально и было бы странно, если бы республика тут же поддержала новые барьеры украинским товарам. Это бы противоречило заявлению, сделанному премьер-министром.

- А не потянут ли санкции против России и Казахстан за собой?

- Во-первых, они уже начинают отражаться на наших экономических рейтингах. Некоторые агентства уже понизили наш суверенный рейтинг. Более того, это автоматически отразилось на рейтингах некоторых наших национальных компаний. И когда была ссылка на причины, то в том числе была указана слишком тесная экономическая связь Казахстана и России. Естественно, если санкции будут ужесточаться, то прямо или косвенно заденут Казахстан. Они могут отразиться на курсе рубля. Естественно, если он будет сильно колебаться, то это может сказаться и на курсе нашей национальной валюты. Во-вторых, могут возникнуть проблемы с транспортировкой энергоресурсов – не стоит забывать, что Казахстан основную часть своей нефти транспортирует через территорию РФ. В этом плане мы тоже сильно зависим. И санкции против нашего крупного торгового партнера – а Россия занимает второе место после Китая по товарообороту – естественно, отразятся на нашей экономической обстановке.

Добавил   08:00, 22 июля 2014   Просмотров: 2709   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищённой ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите код: