[not-aviable=static|search]


ИНТЕРВЬЮ




ИНТЕРВЬЮ

Тамара Калеева: "По распространению слухов будет много обвинений и судебных дел"

В студии Radiotochka.kz в рамках рубрики "Есть мнение" президент Международного фонда защиты свободы слова "Адил соз" Тамара Калеева

- На днях Генеральная прокуратура еще раз распространила предупреждение для СМИ об ответственности за распространение слухов о девальвации тенге. Что для вас значит ситуация, которая сложилась в стране – когда СМИ предупреждают об ответственности?

- Я думаю, что Генеральная прокуратура пытается свалить все с больной головы на здоровую. Все слухи вызваны не злоумышленниками, которые намерены подорвать банковскую систему страны. Они вызваны недоверием к правительству и банковскому руководству, а недоверие это основано на предыдущей девальвации. 

- Новые поправки в законы серьезно наказывают за распространение информации, которую власти называют слухами. Но при этом есть оговорка, что версии могут выдвигаться экспертами и они не будут наказываться.

- Вы говорите об одиозном новообразовании в нашем Уголовном кодексе, родителем которого является Генеральная прокуратура, это введение статей за распространение заведомо ложных слухов. Они появились в авральном порядке в законопроекте о внесении изменений и дополнений в законы по вопросам деятельности органов внутренних дел. И вдруг они вносятся в действующий кодекс, а затем автоматом и в проект нового Уголовного кодекса.

Изначально Генпрокуратура говорила о том, что пострадали три банка от слухов. Злоумышленников нашли и, видимо, наказали, но… оппоненты заявили, что вы лоббируете интересы банков, но не вводите статью за умышленное утаивание общественно важной информации. После этого Генпрокуратура припомнила случай со слухами о наводнении в Жамбылской области, чтобы откреститься от обвинений в лоббировании интересов банков. Я думаю, что это абсолютно не продуманное новшество в нашем Уголовном кодексе и абсолютно бесполезная деятельность Генпрокуратуры в контексте по распространению этих слухов.

- Но что делать журналистам, к кому обращаться за комментариями, если от ответственности освобождаются только эксперты? И признает ли этого человека экспертом суд и освободит ли его от ответственности за распространение информации? 

- Вопрос актуальный и, к сожалению, риторический на сегодня. Потому что ответов на них нет. Мы ставили вопрос: что такое информация, знают ли об этом авторы статьи в Уголовный кодекс? Информация – это все, что носится в воздухе. Есть визуальная, вербальная, есть множество других категорий. Есть классификация такая: информация фактологическая – распространение сведений о фактах - и информация оценочная. Оценочная – это мнения, прогнозы, предположения, убеждения, то, что по нашему законодательству ранее было неподсудно в вопросах о клевете и диффамации. Есть специальное постановление пленума Верховного суда, о том, что мнение неподсудно. Мы имеем право на свободу выражения своего мнения, если оно не оскорбительно для кого-то.

Так вот, новая статья вводит уголовную ответственность за выражение своих мнений. И лишь потом были позднейшие разъяснения о том, что эксперты освобождаются от ответственности за свои мнения, когда уже общественность сделала заявление, что новая норма противоречит Конституции, ущемляется свобода мнений. А если это астропрогноз? А прогнозы экономические? А прогнозы экологические? А наши бесконечные прогнозы разрушительных землетрясений в Алматы, которые тоже могут вызвать панику? Как с этим быть? И тогда было сказано, что экспертные предположения и выводы не будут подсудны, если речь не идет об умысле. Это хороший квалифицирующий признак. Умысел – это когда я знаю, что информация, которую я распространяю не достоверная, но везде говорю об этом.

Знаю, например, что вы не были под судом, но везде говорю, что вы рецидивист. Вот это клевета, вот это распространение заведомо ложной информации. Но дело в том, что наши суды заведомость не определяют никогда. Они ее определяют произвольно – информация о землетрясении не достоверна, а то, что это ваше мнение и что у вас не было умысла кого-то напугать до необратимых или дорогостоящих последствий, суды никогда на этом не сосредотачиваются. Я думаю, что обвинений будет много, я не исключаю и обвинительных приговоров.


- Но, сегодня правительство и Нацбанк говорят, что предпосылок для девальвации нет, а эксперт говорит – что есть. Как будет расцениваться его мнение?

- Этот вопрос легко можно решить. Если эксперт говорит : "Я считаю!" - то это его мнение. А если он говорит: "Завтра будет землетрясение!" - да, завтра его можно уже обвинять и даже судить. Да и журналистам теперь нужно акцентировать вербальное восприятие читателей на том, что это его личное мнение, а не утверждение. Нельзя говорить: "Завтра будет девальвация!", нужно говорить: "Я не исключаю этой версии! Я слышал такие предположения!" - и это облегчит участь.

- То есть журналистам и экспертам теперь нужно более тщательно подбирать слова, чтобы высказывать свое мнение?  

- Мы сейчас задумываем пособие для журналистов, как работать в этих новых условиях. У меня есть такое замечательное название, которое я не могу к сожалению поставить в это пособие: "Как не ответить за базар". Да, нужно тщательнее следить за своими словами. Нужно знать, за какие могут привлечь, за какие - не могут. Можно также донести свою идею, но формы должны быть более искусные. И по этим статьям не только журналисты могут попасть под наказание. По закону, даже если вы скажете в очереди за солью и спичками: "Запасайтесь, завтра ничего не будет в магазинах!" - вас могут привлечь к суду за распространение заведомо ложных слухов. Могут привлечь любого.

- Ваш прогноз, как суды будут рассматривать такие дела?

- Будет много обвинений. Мы отслеживаем госсайты, того же Агентства по связи и нформации. Очень много отдельных граждан, которые сигнализируют – вот на таком то сайте и газете разжигают. А вот будет ли много судов? Хочется надеяться, что судьи будут адекватно оценивать ситуацию. Но ничего нельзя исключить. Думаю, что будет много судов. А пока статистика говорит, что у нас с 2000 года было зафиксировано 98 процессов о клевете в отношении журналистов и граждан в связи с публикациями… За первые полгода 2014-го у нас уже 11 таких дел. И уже два обвинительных приговора. Возможно, что и по распространению слухов, особенно по второй волне девальвации, будет много дел.

Увидеть и услышать интервью с Тамарой Калеевой мы можете в видеозаписи 

Добавил   08:00, 5 августа 2014   Просмотров: 2339   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищённой ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите код: