ВУЗы внедряют технологии, представленные на ЭКСПО-2017

ВУЗы внедряют технологии, представленные на ЭКСПО-2017

Экономический и научный эффект от ЭКСПО-2017 долгосрочный и охватит

1886


Хроника EXPO 2017: впечатления, эмоции и пожелания гостей

Хроника EXPO 2017: впечатления, эмоции и пожелания гостей

Опубликована Книга записей почётных гостей Международной

2993


Эксперты предложили создать в Казахстане международную организацию по энергии

Эксперты предложили создать в Казахстане международную организацию по энергии

Это будет способствовать переходу к альтернативным источникам

2881



Светлана Ушакова: "То, что говорит Гражданский альянс Казахстана, - большая неправда"

[/xfgiven_avtor-novostey]
08:00, 27 октября 2014
 


Сейчас в стране разрабатывается ряд поправок в законодательство, которые изменят порядок финансирования неправительственных организаций государством, и механизмы взаимоотношений между ними. По крайней мере, так их рекомендует Гражданский альянс Казахстана и его президент Нурлан Еримбетов. Представители другой части НПО считают, что предлагаемые новшества только ухудшат их положение. А, значит, и положение казахстанцев. На чём основаны выводы? Что простым людям от того, как будут выделять средства этим организациям? И почему представители гражданского сектора не верят коллегам? - об этом в специальной рубрике «Радиоточки» мнение высказывает общественный деятель, активный член сектора НПО, директор фонда «Институт национальных и международных инициатив развития» Светлана Ушакова.
 
- Смею предположить, что мы в полной мере не осознаём значимость НПО для каждого гражданина в отдельности и для жизни страны в целом. Может, мы и повторимся, но давайте ещё раз проговорим, зачем нам неправительственные организации и почему они, в первую очередь, нужны государству?
 
- Это общественные организации, которые создаются людьми по своей инициативе для того, чтобы решать те или иные социальные, общественные проблемы. На самом деле, этот институт очень важен. У нас есть три основных сектора. Есть государственный сектор, представленный государственными органами, - выполняет свои функции, задачи для того, чтобы мы жили, организовывались. Есть экономический сектор, который представлен коммерческими организациями разного вида: мы зарабатываем деньги, платим налоги, на эти налоги государство выполняет свои функции. Ну а все остальные граждане? Кто-то – в государстве, кто-то – в бизнесе. По большому счёту все мы – просто граждане. И есть ещё незащищённые слои населения или разные целевые группы: есть учителя, есть спортсмены, есть инвалиды, матери-одиночки, ветераны. Нас масса, мы очень все разные.
 
Так вот у каждой из этих групп могут возникать определённые проблемы, связанные с получением льгот социальных, с охраной их здоровья, прав, которые закреплены государством в основном законе – конституции. И на самом деле, НПО возникают тогда и, как правило, из представителей этих групп, когда они сталкиваются с проблемой. Вот есть проблема, она не решена, может быть не решена по разным вопросам: есть пробел в законодательстве, может быть, правоприменительная практика – кто-то не так применяет... Но когда люди сталкиваются с проблемой, они понимают, что её нужно как-то решать. А как её у нас решить? Мы можем только через государственные органы: через обращение, там, к депутатам, к исполнительным органам власти. Для того, чтобы озвучить – сказать, что она есть, потом найти пути решения этой проблемы, предложить их, совместно и с бизнесом и с государством, в конце концов, их решить. Потому что, если социальные проблемы не решаются, они накапливаются. А когда они накапливаются, у нас что происходит?
 
- Протесты.
 
- Зачем нам? Никому это не нужно! 

- То есть государство, в первую очередь, заинтересовано, чтобы вы существовали, чтобы напряжённость в связи с проблемами сбрасывалась. 

- Конечно. НПО стали возникать с обретением независимости, и за 20 лет накоплен большой опыт, и профессионалы, и экспертный потенциал. Но, мне кажется, всё-таки государственные мужи не до конца понимают значимость. С одной стороны, это человеческий фактор. Потому что, когда вы приходите и говорите о проблеме, первая реакция человека какая естественная? Сказать «нет». Это заботы, нужно что-то решать, что-то делать. Поэтому всегда к неправительственным организациям - не только в Казахстане, это общемировая практика – достаточно настороженное отношение. 

- Подтверждением того, что государство не осознаёт, что это может быть ему интересно, наверное, может служить история с законом «О господдержке НПО». Уже почти год идёт его подготовка…

- Да, больше. Уже почти три…

- Его разрабатывало Министерство культуры почему-то. В первых редакциях он был, как вы, сами общественники, высказывались, дискриминационный и направленный на то, чтобы гражданский сектор «ушел под чиновников». Сама вот эта «господдержка» в названии закона настораживает. И вы много бились с поправками, вам удалось моменты, которые вас не устраивали изменить? И что сейчас с законом?

- Всё-таки придётся мне немного предыстории здесь добавить. Отношение государственных органов к неправительственным организациям всегда было достаточно сложным. В самом начале – настороженным. Но с 2006 года была принята Концепция развития гражданского общества. В принципе на государственном уровне пришло понимание, что необходимо взаимодействовать, что это хороший ресурс, чтобы общаться с обществом и решать какие-то проблемы. 

В самом начале вообще в нашей конституции был запрет на то, чтобы государство финансировало неправительственные организации. Поэтому их деятельность на первом этапе финансировалась за счёт международных доноров, разных: европейских, ООН-овских, американских, канадских, посольств. На основе нашего законодательства они здесь аккредитировались, работали. Но тоже же привело к определённому конфликту: спрашивается, а почему за международные, в общем-то за иностранные, деньги мы решаем проблемы, а нет ли здесь какой-то корысти? В принципе нормально, когда государство поддерживает. Я не вижу в государственной поддержке НПО ничего особо крамольного. Государству как своего партнёра – это не коммерческий сектор, он не зарабатывает, но решает значимые проблемы – почему бы через механизмы прозрачные, понятные всем не поддержать? И тогда было принято решение всё-таки о поддержке. И появился закон «О государственном социальном заказе». И сейчас у нас два источника финансирования: международное и государственное. И последние годы государственное значительно больше международного. В принципе всё нормально – государство становится богатым, устойчивым, и оно уже самостоятельно может поддержать организации, которые работают на его территории. Практика в общем-то тоже общемировая. 

Но вопрос сразу встаёт: как поддерживать? Государственный социальный заказ - с 2005 года мы с ним работаем – это особый порядок, но в рамках государственных закупок. То есть механизм взят всё равно из коммерческого сектора.

- Это вам, конечно, не подходит.

- Потому что у нас разные цели и разные механизмы. Коммерческий сектор – основная задача, и это нормально, зарабатывать деньги. Государство просто регулирует  так, чтобы те, кто зарабатывает деньги, делали это честно и не в ущерб всем остальным гражданам. 

А некоммерческий сектор. Когда выигрываешь тендер, самое главное – минимальная цена (основное требование государственных закупок, применяемое и в госоцзаказе – прим. редакции) – ищут купить подешевле. В принципе нормально. Нужно положить на счёт казначейства обеспечение в размере трёх процентов от суммы.

- А какое у вас обеспечение? 

- Да, ещё нет авансовых выплат. Бизнес в госзакупках по большому счёту сначала делает, а потом государство принимает у него объём услуги или товара и за это платит. В коммерческом секторе – это всё разумно: хочешь получить государственное финансирование, вложись сначала, раз ты достоин. А в некоммерческом секторе – другое. У нас нет накоплений, нет бюджетов, мы получили проект, и по законодательству должны всё потратить так, как у нас записано. Мы не можем какую-то часть отложить и положить в банк на депозит, чтобы они у нас лежали на другие цели. 

- Вас не устраивает этот механизм? 

- Сейчас, конечно, есть подвижки за все эти годы. Отменили обеспечение. Вопрос решается с авансовыми выплатами. Но всё равно остаётся вопрос минимальной цены. А мы же решаем проблему. В подходе к решению социальной проблемы важна не столько цена, а какой-то инновационный эффективный подход. Потому что, получается, мы начинаем конкурировать за деньги. Кто-то «демпингнул», грубо говоря, и за эти деньги им невозможно качественно оказать социальную услугу. И мы приходим к чему? Мы с населением начинаем общаться, но не качественно, и к НПО возникает определённое недоверие. 

Это не значит, что механизм нужно отменить. Он имеет своё право, потому что через этот механизм государство, действительно, может заказать определённые услуги у некоммерческого сектора. Но он недостаточен. Нужны ещё, другие, механизмы. Например, гранты. 

- Да. Говорим «НПО», подразумеваем «гранты». И наоборот. Вы уже говорили об этом, много вопросов по поводу грантов возникает к НПО. Об этом только ленивый не говорил, что чуть ли не шпионят на них, полученных из-за рубежа. Сейчас прекрасная инициатива – гранты государственная. И снова какие-то недоработки? 

- Об этом мы тоже много говорили. Госсоцзаказ – мы не можем его природу изменить. Давайте введём другой механизм – государственные гранты. И в принципе многие организации в этом направлении работали. Вы спросили: «Почему министерство культуры?» Потому что оно в госоцзаказе было определено уполномоченным органом по распределению. И оно всегда контактировало с неправительственными организациями. И поэтому НПО с ним стали работать по объяснению, и продвижению. Шло это не один год. Были организованы по разным программам – при поддержке, например, Counterpart international – туры в Болгарию представителей министерства культуры и депутатов, чтобы они познакомились с международным опытом. Был проведён ряд мероприятий, конференций и так далее, чтобы показать вообще суть гранта. И по большому счёту тогда родился, я так понимаю, законопроект «О государственной поддержке НПО», который был презентован уже в 2013 году.
 
Но в чём проблема-то оказалась? Грантов мы там и не увидели. Там появилась премия. Премия – это другой механизм поддержки, это вознаграждение за какой-то вклад. Который тоже может быть и, в общем-то, должен быть. Но это просто другое. Если гранты – это яблоко, то премия – это груша, а госоцзаказ – это банан. Фрукты все вкусные и полезные, но они все разные. Они не могут друг друга заменить. Мы спросили: «Почему нет грантов?» Нам сказали, что в налоговом кодексе, в бюджетном кодексе нет понятия государственного гранта, поэтому не смогли согласовать...Реестр был очень сложный... 

- Для слушателей. Реестр – это список НПО.

- Да, была ещё одна проблема. Предлагали реестр потенциальных поставщиков для госуслуг из неправительственного сектора. Ведь для того, чтобы участвовать в тендере нужно было нотариально заверить свой устав, собрать другие документы, отправить и так далее… Это сейчас у нас электронные закупки стали развиваться. Это тоже несло определённую нагрузку финансовую для НПО. Мы не коммерческие – у нас нет запаса денег, чтобы их вложить. А ты ещё не уверен, что ты выиграешь – это же конкурс. Поэтому была предложена идея ввести реестр – это список: кто участвовал и тот, кто нормально оказал услуги, нормально реализовал проект, чтобы не подавать, присвоить определённый номер.

- И бесконечно не заниматься сбором документов? 

- Да, этот список может быть размещён на egov.kz, он может быть прозрачным доступным, любой может зайти и посмотреть по этому номеру. Но, к сожалению, идея реестра тоже в первоначальном законе о господдержке на так нашлась: были введены дополнительные критерии для внесения в реестр.

- И тут коррупционная составляющая? 

- Во-первых, а во-вторых, было введено ещё такое понятие как координационные советы, через которые и должны были подавать данные для внесения в реестр. То есть получалась многоступенчатая схема со сложными условиями. А когда сложно, всегда появляется возможность для злоупотребления, коррупции. И зачем усложнять, когда можно сделать всё проще?  

И тогда была создана инициативная группа. Костяк – в Алматы. Но сейчас уже по всем регионам. Она не официальная, не формальная, мы просто друг друга поддерживаем. Такое объединение. Потому что мы понимаем, что нам потом по этим правилам жить и работать, и если они будут неудобными, то мы просто не сможем решать проблемы, а значит, целевая группа каждой НПО окажется по большому счёту без возможности решить свои проблемы.
 

Светлана Ушакова: "То, что говорит Гражданский альянс Казахстана, - большая неправда"

 

- Гранта - в разработанном законопроекте, который вы в министерство культуры отправили, и он затих – там этого понятия не было. И тогда возникла инициатива разработать поправки в ряд законов, которые бы касались, в том числе, бюджетного законодательства, налогового. И это инициатива не ваша? Гражданского альянса? То есть организации – если кто-то не в курсе – которая объединяет часть неправительственного сектора, и куда входит около тысячи НПО…


- Чтобы перейти к тем поправкам, я ещё скажу, что мы обратились к министерству культуры, к высокопоставленным чиновникам с письмами. И на Гражданском форуме, который в ноябре прошлого года состоялся, нам от министерства культуры сказали: «Хорошо, мы поняли эту проблему, гранты нужны, дайте свои предложения, чтобы мы дальше их обсуждали». Даже создали рабочую группу. Мы свои предложения разработали, и в январе отправили в министерство. Но заседания рабочей группы так ни одного и не состоялось – с участием НПО. Ответа мы никакого не получили. Потому пошла смена руководства. Мы понимали, что новому руководству нужно принять дела, войти в курс дела, поэтому уже летом, два фору по времени, мы направили ещё одно письмо от нашей инициативной группы. С просьбой разъяснить судьбу того законопроекта, который был предложен министерством культуры, и куда мы внесли свои поправки. Ответа мы не получили. В законный срок ответа нам не дали. А в сентябре, уже через средства массовой информации мы узнали об инициативе господина Еримбетова, который является сейчас президентом Гражданского альянса Казахстана. 

Гражданский альянс Казахстана – очень сложная структура. На самом деле, это несколько юридических лиц. В каждом регионе есть свой гражданский альянс, который является самостоятельным юридическим лицом и может работать самостоятельно. И уже вот эти юридические лица объединились и создали Гражданский альянс Казахстана, который по идее – господин Еримбетов, как мы предполагали, - должен был собрать мнения со всех своих организаций в регионах и выразить их в поправках.

- Сейчас в СМИ пишут, что, по словам представителей Альянса, разработанные поправки уже я ряд законодательных актов устраивает НПО и соответствует вашим ожиданиям. Это неправда? 

- Это неправда. К сожалению, это большая неправда. 

- Это ложь? 

- Когда ты говоришь «большинство, не большинство», тогда нужно проводить замеры и исследования. Во-первых, господин Еримбетов говорит, что это законопроект новый, прорывной, который позволит нам получать гранты. Это не законопроект, это изменения в некоторые законодательные акты. И гранты предполагаются – одна только статья. Я всем советую просто взять эти поправки и посмотреть – это полторы страницы. К сожалению, мы не смотрим на документы зачастую. Мы верим публичным выступлениям. А после знакомства с документом, всё становится на свои места. Понятие гранта будет вводиться в государственный социальный заказ – тот же особый порядок. То есть проблемы, которые существуют в госсоцзаказе, по большому счёту, перейдут на гранты. То есть это не будет другая форма на конкурсной основе, через конкурсные комиссии. Там этого нет, по крайней мере.

Сектор НПО очень много говорил о том, что поддержка государства и проекты в социальной сфере должны быть долгосрочными. Трёхгодичными как минимум. И это было введено в государственный социальный заказ. К сожалению, практики пока такой не было. Сейчас господин Еримбетов предлагает заменить на «средства, направленные на решение краткосрочных социальных проблем». Получается, другие общественные проблемы – те же права человека – останутся за бортом этого финансирования. Мы, получается, делаем шаг вперёд, два шага назад. И это тоже до конца не разъяснено. Только тезисно, декларативно, а самого механизма не видно. Кто это будет делать? В поправках предлагается ввести оператора.

- Поясню для слушателей: оператор – это государственный, окологосударственный орган, который будет заниматься финансированием НПО. Соцзаказ, гранты распределять, правильно я понимаю? 

- Вообще введение оператора или создание такого государственного фонда, окологосударственной организации, которая занимается распределением – это не ново. Тоже есть мировая практика. Но! Что важно? Он должен быть достаточно независимым, и деятельность его должна быть прозрачной, и процедуры понятны – на конкурсной основе – чтобы избежать той же коррупции и злоупотреблений.
 
Я должна как НПО понимать, что в этом году государство выделило оператору столько-то денег на реализацию таких-то проблем по таким-то направлениям, и я могу участвовать в конкурсе, подать заявку, что будет конкурсная комиссия беспристрастная, которая будет не меня лично или мою организацию рассматривать, а тот подход, который я предложу. В этом суть гранта . Когда не заказчик вам говорит. Когда заказчик говорит: сделай это, это, это в такой-то срок за такие деньги – это госсоцзаказ. Это один метод. А есть такой, когда говорят: мы не знаем, как это решить, предложите нам. Получается конкурс идей, инноваций. И независимая комиссия говорит: «Вот этот подход внушает нам больше доверия». 

- Вы не верите, что оператор будет работать прозрачно? 

- Оператор, во-первых, будет создан госорганом – не указано, каким. И дальше всё на этом. И будет распределять средства он, согласно законодательству Казахстана и своим внутренним процедурам. А каким внутренние процедуры, мы не знаем. Знаете, какие ещё проблемы-то? У нас любые законы должны обсуждаться с общественностью. А подзаконные акты такие, как внутреннее положение оператора, инструкции не обсуждаются – нет требования, чтобы они проходили обсуждения, общественную экспертизу. 

- То есть это мимо вас опять проходит? 

- Сейчас всё решат! Мы хотим хотя бы знать, мы хотим участвовать, чтобы сказать: вот это хорошо, а это давайте изменим, это подойдёт, а здесь надо поработать…

- Я как понимаю, это Гражданский альянс что-то предлагает, ему отвечают… Он чьи интересы-то лоббирует? 

- Видите, альянс – это много организаций разных. Если честно, я не уверена, что это, действительно, предложения от Альянса. Потому что в конце сентября мы пригласили господина Еримбетова на встречу с алматинскими НПО. У них в пресс-релизе написано, что «данные поправки были поддержаны 50 организациями». Лично я спросила: «Скажите, пожалуйста, с какими организациями вы разрабатывали? Может, мы тогда с ними начнём контактировать?» Он нам не ответил. Я и мои коллеги связались с представителями Гражданского альянса в регионах, они сказали, что узнали об этом только из СМИ, из интернета, из публикаций: «Никто нас не спрашивал, не разрабатывали мы, и никаким образом мнения не собирали».

- То есть возможен такой вариант, что им сказали: «Вот вам листочек – это ваша инициатива»?

- По-моему, им даже листочек не дали. Просто сказали: «Вот это будет инициатива, мы её будем продвигать». Я не знаю, чьё это решение, я не знаю, чья эта инициатива. У меня нет никаких доказательств, подтверждений. У нас, например, в поддержку тех поправок, которые мы продвигали, был сбор подписей. У нас есть контакты организаций, мы их любому можем предоставить. Это люди, которые ознакомились и сказали «да». Это нормальное положение вещей. И я думаю, что и руководство Гражданского альянса должно было посоветоваться со своими представителями. А они тоже не понимают, как это будет происходить, и как они будут по этим поправкам работать. 

-  Перед тем, как встретиться, когда мы с вами договаривались, вы говорили, что у нас есть проблемы, о них нужно прямо сейчас говорить, привлекать общественность. Почему это важно? Если вы не будете услышаны, чем вам это грозит? 

- Почему нам нужна помощь? Потому что в любом случае, конечно, у Гражданского альянса как у организации, которая всегда позиционировала себя как партнёр напрямую государства и не всегда выступала с критикой, есть элементарный административный ресурс. Это ни плохо, ни хорошо – он просто есть. И мы видим сейчас по информационной кампании. Публикуются статьи, формируется определённое общественное мнение, что, действительно, в этих поправках всё хорошо. Вы попробуйте найти, во-первых, текст этих поправок в открытом доступе. Почему он скрывается, почему он нигде не приводится? Приходилось даже через запрос получать. Никто не понимает. Говорят: «Поверьте мне на слово, будет так». Но как только вы читаете – так не может быть.
 
Нам нужно, чтобы нам дали возможность хотя бы высказать свою точку зрения. Давайте нормально подискутируем, конструктивно, встретимся и обсудим. И мы это предложили Гражданскому альянсу и его президенту, отправили ему свои поправки после встречи, сказали: «Пожалуйста, давайте ещё раз обсудим». Потому что это тоже работа большой части неправительственных организаций, куда те же представители Гражданского альянса входили. Почему это отставлено в сторону? Над этим работали министерство, НПО, юристы, депутаты смотрели, на Гражданском форуме обсуждали… Почему это было отставлено в сторону, нам непонятно. Почему появились именно эти поправки и в таком очень урезанном виде? 

- Вы опасаетесь, что этими поправками хотят «заменить» законопроект «О господдержке НПО»?

- Я не знаю. Зачем быть голословной? Я могу одно сказать: то, что предлагается, не улучшит ситуации по выделению государственных средств НПО. Цель какая? Эффективно решить социальные проблемы, чтобы избежать каких-то негативных влияний. В этом же цель всего гражданского сектора. Если деньги будут тратиться неэффективно, проблему не будут решаться, значит, протестность, недовольство будут расти. Зачем это? Мне это, честно, непонятно. Почему не сделать механизмы изначально чётко, чтобы они заработали.
 
 

Марина Михтаева
 





Просмотров: 5223



Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку

И получайте самые интересные авторские материалы, прошедшие дополнительный отбор

Ваш email:

email рассылки Мы не распространяем ваши данные и не раскрываем их в коммерческих целях

email рассылки
КОМБО ДНЯ

ВУЗы внедряют технологии, представленные на ЭКСПО-2017

ВУЗы внедряют технологии, представленные на ЭКСПО-2017

Экономический и научный эффект от ЭКСПО-2017 долгосрочный и охватит как минимум несколько ...

1886


Хроника EXPO 2017: впечатления, эмоции и пожелания гостей

Хроника EXPO 2017: впечатления, эмоции и пожелания гостей

Опубликована Книга записей почётных гостей Международной специализированной выставки, прош...

2993


Эксперты предложили создать в Казахстане международную организацию по энергии

Эксперты предложили создать в Казахстане международную организацию по энергии

Это будет способствовать переходу к альтернативным источникам энергии, уверены они....

2881


Казахстану необходим госинститут, занимающийся переходом на ВИЭ – эксперт

Казахстану необходим госинститут, занимающийся переходом на ВИЭ – эксперт

Подобные структуры должны быть созданы повсеместно в мире. Такое предложение прозвучало в ...

2901