ВУЗы внедряют технологии, представленные на ЭКСПО-2017

ВУЗы внедряют технологии, представленные на ЭКСПО-2017

Экономический и научный эффект от ЭКСПО-2017 долгосрочный и охватит

2032


Хроника EXPO 2017: впечатления, эмоции и пожелания гостей

Хроника EXPO 2017: впечатления, эмоции и пожелания гостей

Опубликована Книга записей почётных гостей Международной

3066


Эксперты предложили создать в Казахстане международную организацию по энергии

Эксперты предложили создать в Казахстане международную организацию по энергии

Это будет способствовать переходу к альтернативным источникам

2936



Федор Мироглов - От славянских организаций в Казахстане остался только брэнд, под который списываются деньги

[/xfgiven_avtor-novostey]
11:34, 27 октября 2014



В очередной программе «Своими словами» журналист Кенже Татиля обсуждает так называемый «русский вопрос» с известным в прошлом активистом русского движения в Казахстане, а ныне - российским гражданином Федором Мирогловым.

Кенже Татиля: Я предлагаю поговорить о так называемом «русском вопросе» в бывших национальных республиках и через призму этой проблемы о концепции «русского мира», который сейчас так упорно педалируется в информационном пространстве. Федор, каково ваше понимание «русского вопроса»? Чего здесь больше – реальных проблем или идеологических натяжек?

Федор Мироглов: Смотря, кому и для чего он нужен и с какой стороны его поднимают. Если говорить об озабоченном внимании к «русскому вопросу» в ближнем зарубежье со стороны России, то «русский вопрос» откровенно используют, как политический фактор для решения коммерческих и геополитических проблем той группы людей, которые сейчас управляют Россией.

К.Т.: Избитый вопрос, почему уезжают русские из Казахстана? Каков основной посыл, которым они при этом руководствуются?

Ф.М.: В основном уезжают те, кто хочет делать карьеру. Так как здесь, если говорить о молодежи, карьеру сделать или невозможно, или очень трудно. Гораздо труднее, чем в России. Поэтому молодежь, сначала уезжая учиться, потом остается там навсегда.

Многие уезжают также из-за детей. Когда дети подходили к школьному возрасту, все считали, что казахстанские программы гораздо хуже российских по качеству, к тому же происходило сокращение объемов преподавания русского языка, и поэтому люди принимали решение уехать.

К.Т.: Можно ли сказать, что здесь действует принцип «Рыба ищет, где глубже, а человек, где лучше»? Или же за этими процессами стоит нечто иное?

Ф.М.: Да. Но, так действовала, в основном, наиболее активная часть соотечественников. Другие же, которые остаются, это пассивная часть. Это те, кто согласен быть «заместителем» и никогда не планирует быть, скажем так, «начальником». Они смирились и согласны с предложенными правилами игры. Они не видят самого главного, что им угрожает потеря своей самобытности. Чего многие русские боялись в первые годы независимости, когда отъезд носил спонтанный характер? Тогда в республике озвучивались грандиозные планы, типа того, что все русские должны стать казахами русского происхождения, что со временем будет запрещен русский язык и т.д. и т.п. Сейчас многие поняли, что это была глупость и на территории Казахстана можно фактически оставаться русским.

К.Т.: То есть, никакой угрозы русской идентичности здесь нет?

Ф.М.: Да, нет. Но если у человека есть амбиции и он стремится сделать большую карьеру, то он, как активный человек, уезжает в Россию.

К.Т.: Как вам живется в России? Как относятся к эмигрантам местное население? Какие основные проблемы существуют? Насколько соответствуют действительности стереотипы, типа того, что русских-выходцев из национальных республик воспринимают как «казахов», «узбеков», ну и так далее…

Ф.М.: Я был готов к тому, что меня будут называть казахом. Но никто, ни разу так меня не назвал. Правда, прозвище мне дали. Поскольку я многим помогал в юридическом плане, то меня обозвали – «шибко умный». Не сочтите за хвастовство. 

Не слышал я такого и в отношении других переселенцев, поскольку там их немало, особенно из Жамбылской области. Есть также выходцы из Кустаная, немало - из Украины и Узбекистана.

К.Т.: А правда, что в том регионе, где вы сейчас проживаете (Воронежская область РФ – Радиоточка), выходцам из Казахстана вообще и из Алматы, в частности, отдается предпочтение при найме на работу?

Ф.М.: Я интересовался этим. Про переселенцев из Казахстана существует такое общее мнение, что это очень надежные люди, работающие на совесть и классные специалисты. К ним относятся с большим интересом и уважением.

К.Т.: Тем не менее, есть ли проблема ментальной адаптации?

Ф.М.: Это больше ощущается в сельской местности, где еще сохранился общинно-бытовой уклад со своими правилами. В первые годы массовой миграции русских в Россию, я отслеживал ситуацию и получал информацию о конфликтах на почве неприятия приезжих. Бывали даже поджоги. Первоначально все как будто бы хорошо. Но как только приезжий начинает чем-то выделяться, то это - сразу же вызывает неприятие. Например, он строит какой-то особый дом, покупает особую мебель и это вызывает возмущение у местных.

К.Т.: А что под этим подразумевается?

Ф.М.: Например, в деревне у всех одинаковые дома, а приезжий хочет строить двухэтажный. Ему говорят, ты что, живи как все. Это воспринимается как вызов, как претензия на некую особенность, желание выделиться из общины. Нагляднейший пример из жизни. В одном из отдаленных сел, мигрант из Жамбыла решил ставить забор. Тут же выбегает сосед и говорит ему: «Ты что делаешь? Зачем ты ставишь забор? Тут же межа». А там действительно межа, шириной метра два. Наш спокойно объясняет, мол, отгородиться хочу. А местный заявляет, не надо этого делать, по этой меже еще мой дед ходил, мой отец ходил, и я буду ходить. Тогда наш земляк отодвигает забор на эти два метра. А его сосед опять категорически заявляет ему: «Говорю, не ставь забор!». «Почему?», - спрашивает приезжий. А в ответ: «Ишь ты, не успел приехать, уже городиться начал. Не смей! Ни у кого забора нет и тебя быть его не должно!»

Сейчас, правда, до избиений и поджогов не доходит, но некоторое непонимание психологии приезжих осталось. В тех местах, которые ближе к городских центрам, таких проявлений все меньше и меньше, но иногда - все же проявляется.

К.Т.: А вас лично, что-нибудь удивляло или поражало, как приезжего?

Ф.М.: Меня больше всего удивило (я даже возмущался по этому поводу) то, что меня местные жители жалели. Кто-нибудь приглашал покушать, допустим, соседи-старики, и говорили: «Ты же несчастный, ты же с Казахстана…» Или, допустим, я заказал для каких-то нужд машину. Меня соседи спрашивают: «Сколько с тебя взял шофер?». Я отвечаю: «300 рублей». В ответ возмущение: «Ну, что он делает?! Не знает, что человек из Казахстана приехал?!» Как будто я беженец с войны. Меня это начинало возмущать: «Вы что так относитесь?»

К.Т.: А что стоит за таким отношением?

Ф.М.: За этим кроется восприятие, создаваемое официальной пропагандой. Как, например, о беженцах из Чечни. Все считают, что нам (выходцам из национальных республик – Ред.) жилось очень плохо. Что-то типа того, что мы жили в какой-то там Африке. Люди весьма смутно представляют, что такое Казахстан и всех гребут под одну гребенку: что Чечня, что Казахстан, что Таджикистан.

К.Т.: Можно сказать, что это связано с проблемами культурно-образовательного уровня?

Ф.М.: Да. Такое отношение к себе я испытывал года три. Но с другой стороны, это жалостливое отношение - есть некая демонстрация доброты. 

Федор Мироглов - От славянских организаций в Казахстане остался только брэнд, под который списываются деньги

К.Т.: Федор, у вас нет ощущения, что случившаяся российско-украинская конфронтация внесла некоторый дискомфорт во взаимоотношения остающихся в постсоветских государствах русских с их согражданами? А точнее, в восприятие русских сограждан…

Ф.М.: Это внесло большую тревогу. Потому что все подсознательно и раньше неоднократно моделировали ситуацию, а вдруг в России сменится власть, придет кто-то агрессивный и захочет вернуть те же утраченные территории? Но все это было как-то туманно, на уровне теорий или взаимно высказываемых обид и претензий. И, вдруг, оно свершилось. Первый прецедент с Крымом. Причем, свершилось легко. Все были удивлены и даже в самой России до самого последнего момента ожидали, что будет дан задний ход, что это грязная игра…

А все приграничные страны, в том числе и Казахстан, стали думать, как жить дальше? Что будет дальше, через 5-10 лет? И что ждать от России в дальнейшем?

К.Т.: После «Крымнаш» ностальгия по СССР возросла?

Ф.М.: Я бы сказал, даже не ностальгия по СССР. Просто некоторые люди, а я расспрашивал людей на этот счет, хотят реванша за унижение, пережитое в течение 90-х годов. Все хотят отомстить фашиствующей Прибалтике. Хотят даже не столько отхватить территорию в собственность, сколько отомстить за унижение ветеранов. Сейчас идут разговоры, что надо разобраться с теми, кто поддерживает нацизм на Украине, в простонародье – с бандеровцами. Но при этом население больше политизировано в городе, в селе стараются эти темы обходить. 

К.Т.: А после прибалтов чья очередь наступит?

Ф.М.: Я не знаю. Дело еще в том, что люди сами гадают. Потому что все видят, что власть в России – это не государственники. Это коммерсанты, у которых не получилось влиться, скажем так, в международное экономическое сообщество и которые перессорились со всеми международными коммерсантами. Поэтому тот же Путин вынужден сейчас строить модель государства по русским стандартам, в виде осаждаемой крепости…

К.Т.: Вы читали статью некоего Ильи Азара на сайте «Медуза» «Усть-Каменогорская народная республика: Ждут ли русские в Казахстане «вежливых людей»?

Ф.М.: Да, ознакомился.

К.Т.: Каково ваше мнение относительно ее содержания? Русские в Казахстане действительно испытывают такой уровень психологического дискомфорта, как некоторые герои этого очерка?

Ф.М: Прежде всего, я хотел бы сказать, что считаю - это новоявленный сайт и эта публикация преследует цель создать скандальный пиар. Это не заказ на провокацию в Казахстане. Они рассчитывали, что МИД Казахстана выступит с каким-то возмущенным заявлением, это все пройдет по новостям и т.д. Однако с казахстанской стороны все было сделано очень грамотно – ее просто проигнорировали. А вот сайт блокировали зря. Иначе эта статья вообще осталась бы незамеченной… 

Я хотел бы уточнить. Всегда надо знать, кто актер данного театра. Если вы посмотрите по фамилиям, уточните, что это за люди. 

К.Т.: А вы знаете их?

Ф.М.: Всех знаю. Со многими из них я знаком лично. Например, один из главных там – Олег Иванович Масленников, представитель Русской общины Казахстана. Вся его организация всегда состояла из него самого и… его жены. Главной его заботой всегда было одно: собирать паспорта и за большие деньги отвозить в российское посольство и менять их на российские для вынужденных переселенцев. Тогда они огромные деньги брали за это, грабили, не стесняясь фактически. Я этим возмущался, когда был в Русской общине. Фактически под видом общественной организации он занимался коммерцией.

К.Т.: То есть эти люди лукавят?

Ф.М.: Что касается Навозова Влади. Он уже человек пожилой. Раньше «Лад» был общественно-политической организацией, но когда оттуда ушел ее первый руководитель – Михайлов, то появились другие люди, которые откровенно разменяли эту организацию, сдали ее бренд и казахстанским властям, и посольским, и занялись откровенной коммерцией по отмыванию денег, выделяемых на поддержку соотечественников. По откровенной продаже мест, которые Россия дает в вузах для талантливых детей. В свое время я много об этом писал.

Сегодня организации «Лад» фактически нет, остался только брэнд, под который списываются деньги. Эти люди просто хотели заявить о себе, рассказывая разные «страшилки» и напомнить о своем существовании. К примеру, так называемый атаман Чмутов. Сейчас такие атаманы на каждом шагу. А организацию, которую он, якобы, представляет, можно было бы охарактеризовать, как «кружковщина». Люди собрались, поговорили, разошлись. Тут появился корреспондент, который нашел их по справочникам и они в более концентрированном виде, чем это есть на самом деле, высказали обиды и претензии русских.

Но все уже поняли, что русский язык в Казахстане запретить невозможно. Как и то, что Казахстан сейчас делает крен в сторону России. Что тема сепаратизма, которая была очень популярна в той же Восточно-Казахстанской области, при нынешней модели сотрудничества с Россией, себя явно изживает и уходит на задний план. Но эти люди захотели вспомнить прошлые годы и заявить о себе, как о полноценных деятелях.  

Федор Мироглов - От славянских организаций в Казахстане остался только брэнд, под который списываются деньги

К.Т.: Вы согласны с точкой зрения, которую высказывают порой на самом высоком политическом уровне в России, что, дескать, Казахстан – это часть так называемого «русского мира»?

Ф.М.: Я не хочу никого обидеть, но в культурном отношении заменить русскую цивилизационную платформу, оставшуюся от СССР, у Казахстана не получилось. Найти альтернативу Пушкину, Достоевскому не смогли. Возможно, в будущем гении такого масштаба будут. Но пока с этим у казахстанских идеологов не получилось. Поэтому фактически Казахстан остается в русской культурной среде. 

К.Т.: А тогда как вы можете объяснить, зачем такие выпады и столь неоднозначные высказывания (типа Жириновского, Лимонова и даже на официальном уровне) допускаются в адрес Казахстана – одного из наиболее лояльных по отношению к России постсоветских государств? Это что, от элементарного невежества (то есть люди не имеют даже представления о ситуации в Казахстане), или это, опять же, делается с какими-то вполне конкретными и далеко идущими целями?

Ф.М.: Что касается господина Жириновского, то он актер театра им. Путина, которого выпускают на сцену в моменты возникновения трений между российским и казахстанскими властями по тем или иным вопросам, чтобы сыграть на нервах партнеров. 

К.Т.: Вопрос, который, в общем-то, мне всегда хотелось задать бескомпромиссным апологетам теории «русского мира» (хотя, наверное, вы к таковым не относитесь): «А что такое вообще этот «русский мир?»

Ф.М.:«Русский мир» - это термин, придуманный идеологами, когда в администрации Путина решили использовать зарубежную диаспору. И поэтому все его толкуют по-разному. Я всегда старюсь избегать этого определения. Есть культурное влияние России на новые страны СНГ. Но в целом, русские так и не смогли структурироваться за всю свою историю. Хотя в литературе используются словосочетания «казахстанские русские», «сибирские русские». Но, все равно, процентов на 90 менталитет остался общий и особого обособления друг от друга не существует.

Поэтому термин «русский мир» - термин сугубо пропагандистский. Для того чтобы заявлять о праве России на приоритетное влияние. Вроде бы культурном, но при этом культуру переводят в (плоскость) политики, пытаясь влиять и подчинять себе другие государства.

К.Т.: Если существует «русский мир», то имеет ли право на существование, скажем так, «казахский мир»?

Ф.М.: Вполне. Это та же казахская диаспора за рубежом. Они тоже живут заботами о Казахстане, казахском языке, казахской культуре.

К.Т.: Как бывший активист русского движения в Казахстане, вы можете объяснить, откуда растут корни такого болезненного восприятия усилий по расширению ареала применения казахского языка?

Ф.М.: Если оценивать русский менталитет, то, как пишут все исследователи, русские всегда были идеократической нацией, то есть людьми идейными. А началось все с того, что после распада Союза, в национальных республиках доминировал жесткий подход в вопросе развития своих национальных языков. И это сильно возмутило всех русских.

К.Т.: Но в Казахстане такого никогда не было…

Ф.М.: Поднимите прессу начала 90-х годов и вы увидите, что говорилось и писалось по этому поводу. Тогда был поставлен жесткий временной рубеж перехода на казахский язык – 1995 год. Такой подход и вызывал активизацию русскоязычных общественных организаций, которые выдвинули предложение о двух официальных языках. Если бы тогда к этому вопросу подошли не с коммерческой, а с идейной точки зрения и оставили бы русский язык, как один из государственных, то тогда многие бы по идейным соображениям захотели бы выучить казахский язык. А так, нас как бы загоняли в угол. Это потом, некоторое время спустя, пришло реалистическое осознание и понимание сложностей проблемы распространения казахского языка. И то, что одними указами их не решить. Потому что на бумаге – это одно, а в жизни все по-другому.Мне кажется, именно в тот момент была упущены большие возможности, когда у русских могло бы возникнуть настоящее желание учить казахский язык. Как аргумент в эту пользу приведу пример. Когда президент тогда еще КазССР в составе СССР Нурсултан Назарбаев выступил с призывом изучать казахский язык, то у многих русских была вполне положительная реакция, как здорово, что мы будем знать два языка.

Однако, когда все рухнуло, и вокруг этого вопроса началась вакханалия, то это очень всех напрягло и убило всякое желание учить язык. Дальше, когда во власти остались одни казахи, то ситуация усложнилась. Теперь уже русские не захотели учить язык, как бы в качестве протеста: «А зачем я буду учить, если меня туда все равно не пустят?» И хоть никто не говорил «Казахстан для казахов», все равно получалось, что власть для казахов. Тогда русские ответили молчаливым протестом, типа того, что мы будем общаться с миром и вами только на русском языке.

К.Т.: А в оценке казахстанских языковых реалий и коллизий вокруг них нет такого, когда не позитивный опыт прибалтийских стран механистически транслируется на нашу действительность? Но ведь у нас никогда такого не было. Прошло почти четверть века суверенной истории, и посмотрите на казахстанское информационное пространство – оно как было, так и остается по преимуществу русскоязычным. И когда представители национал-патриотического сегмента акцентируют на этом внимание, то это воспринимается, как посягательство на нечто святое…

Ф.М.: Хочу подчеркнуть: в быту у нас никогда не было антагонизма. Нас перессорили политикой. И когда я говорю об этом в России, то кем меня только ни обзывают, вплоть до того, что я казах русского происхождения, что я коллаборационист. 

Сейчас же получается так, что в этом вопросе национал-патриотические деятели проявляют себя чересчур агрессивно. Понятно, что таким образом они стараются заявить о себе. Однако часть политических деятелей это используют, чтобы внести элементы дестабилизации в общественно-политическую жизнь Казахстана. Раскачивают лодку с разными целями. Одни, чтобы не допустить дальнейшей интеграции с Россией. Другие, чтобы сменить власть. Схема простая: использовать языковой вопрос в политических целях. А между тем, жизнь давно все отрегулировала. Без русского языка пока не обойтись, а казахский язык надо было внедрять совсем иными путями. Более мягкими способами, что ли, но никак не директивными методами.

К.Т.: Как эволюционировало ваше восприятие проблем русских в Казахстане за эти годы?

Ф.М.: Лично про себя не буду говорить, а вот о настроениях соотечественников сказать могу, поскольку изучал этот вопрос специально. Первое десятилетие отношение к власти было очень плохое. Ее почти ненавидели. Потом отношение успокоилось. Сейчас же отношение к власти и лично президенту уважительное. Потому что исчезла агрессивная риторика в языковом вопросе начала 90-х годов. В целом, все как-то отрегулировалось, хотя ряд вопросов еще остается. Но они не вызывают былого раздражения или неприятия со стороны русских. Они готовы смириться, стерпеть и переждать. Активные, если не нравится, уезжают, а пассивные готовы переждать…

Но есть вещи, которые меня тревожат. Я боюсь, что людей могут спровоцировать на конфликт. Я опасаюсь, что в России может произойти какая-нибудь смена власти и придут очень агрессивные люди, которые захотят взять реванш. И унизить тех, кто отделился. Найдутся мерзавцы и здесь, кто сейчас пока сидит и молчит, но потом вылезет, чтобы взять хотя бы идеологический реванш. Этого я не хотел бы больше всего.

Ожидать можно чего угодно…


Кенже Татиля.





Просмотров: 5694



Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку

И получайте самые интересные авторские материалы, прошедшие дополнительный отбор

Ваш email:

email рассылки Мы не распространяем ваши данные и не раскрываем их в коммерческих целях

email рассылки
КОМБО ДНЯ

ВУЗы внедряют технологии, представленные на ЭКСПО-2017

ВУЗы внедряют технологии, представленные на ЭКСПО-2017

Экономический и научный эффект от ЭКСПО-2017 долгосрочный и охватит как минимум несколько ...

2032


Хроника EXPO 2017: впечатления, эмоции и пожелания гостей

Хроника EXPO 2017: впечатления, эмоции и пожелания гостей

Опубликована Книга записей почётных гостей Международной специализированной выставки, прош...

3066


Эксперты предложили создать в Казахстане международную организацию по энергии

Эксперты предложили создать в Казахстане международную организацию по энергии

Это будет способствовать переходу к альтернативным источникам энергии, уверены они....

2936


Казахстану необходим госинститут, занимающийся переходом на ВИЭ – эксперт

Казахстану необходим госинститут, занимающийся переходом на ВИЭ – эксперт

Подобные структуры должны быть созданы повсеместно в мире. Такое предложение прозвучало в ...

2989