ВУЗы внедряют технологии, представленные на ЭКСПО-2017

ВУЗы внедряют технологии, представленные на ЭКСПО-2017

Экономический и научный эффект от ЭКСПО-2017 долгосрочный и охватит

2252


Хроника EXPO 2017: впечатления, эмоции и пожелания гостей

Хроника EXPO 2017: впечатления, эмоции и пожелания гостей

Опубликована Книга записей почётных гостей Международной

3215


Эксперты предложили создать в Казахстане международную организацию по энергии

Эксперты предложили создать в Казахстане международную организацию по энергии

Это будет способствовать переходу к альтернативным источникам

3048



Валентина Овчинникова: За последние 10 лет наши психотерапия и психология далеко шагнули

[/xfgiven_avtor-novostey]
08:00, 1 ноября 2014
В студии "Радиоточки" Ярослав Разумов беседует с известным психотерапевтом и психологом - Валентиной Овчинниковой. Тема разговора - психическое здоровье народа. Необходимо сразу подчеркнуть, что Валентина Овчинникова - специалист с базисным, фундаментальным образованием, так как пришла в эту сферу не после каких-то курсов психологии, не из иной сферы медицины, а из психиатрии.

- Валентина Петровна, насколько я знаю, в светское время у нас психотерапии как таковой фактически не было?
 
- Фактически ее не было, хотя и декларировалось, что есть психологи, психотерапевты, но на самом деле ее не было...
 
- А она была нужна? А то смотришь американские или европейские фильмы, и там часто в сюжете присутствует, как герой обращается к психоаналитику, что, как я понимаю, и есть психотерапевт, и очень часто это выглядит как забавы богатых людей, которым скучно жить.
 
- Я думаю, что востребованность  психологов была всегда, потому что когда у нас не было психотерапии и психологии, ею, фактически, занимались иные сферы - священники, иногда - подружки и друзья на кухне, иногда таксисты. То есть, людям хотя бы высказаться нужно было всегда. О помощи профессиональной, конечно, вряд ли можно было говорить.
 
- Каково сейчас состояние этой сферы у нас в Казахстане? Готовят ли специалистов медицинские институты, есть ли возможность для человека специализироваться серьезно в этом направлении?
 
- Я считаю, что за последние 10 лет наши психотерапия и психология шагнули очень далеко, именно в плане помощи. Есть, конечно, много всяких недостатков и недочетов, но при этом есть существенные шаги, которые сделаны и в части медицинских услуг. В поликлиниках, например, у нас наконец-то ввели должность психолога. Штатного. Не знаю, как в детских, но во взрослых поликлиниках по штату положен психолог. Это очень важно - люди имеют доступ к бесплатной психотерапии.
 
В основном, нишу психотерапевтическую занимают частные специалисты. Именно они стараются выучиться и как-то оказывать помощь, потому что на самом деле наши государственные учреждения, высшие учебные заведения, не готовят психологов или психотерапевтов, которые могут уже после выпуска из института оказывать психологическую помощь, потому что для этого требуется, во-первых, длительная учеба, а во-вторых - очень специфическая. Потому что каждый психолог и психотерапевт, как это положено по норме, должен сначала пройти свою личную психотерапию, чтобы избавиться от собственных комплексов, проблем, или, по крайней мере, знать, как с ними справляться.
 
- Ну, а как тогда быть, если вузы не готовят?
 
- Вузы сейчас начали готовить. Вот, например, года два-три, может даже больше, в медицинском институте имени Асфендиярова открыли кафедру психологии и уже с первого курса медиков учат медицинской психологии. Медики будут выходить из института зная, что психика человека имеет огромное значение при соматических заболеваниях. Потому что, когда я иногда беседую со своими коллегами, окончившими вуз много лет назад, они порой не понимают... Мне говорят - "ты психов лечишь?". Я отвечаю, что не лечу, а помогаю здоровым людям справляться со своими проблемами.
 
Обучение начали. У нас сейчас очень много выпускается психологов - много учреждений, которые их готовят. Но по выходу из этих учреждений психологи фактически не знают как работать, как помогать людям решать свои проблемы. Для этого необходимо обучение на тренингах, которые, в основном, устраиваются частным образом. У нас есть психологические центры, которые приглашают отдельных психологов из-за рубежа и проводят платные тренинги. Но за это обучение нужно заплатить приличную сумму.
 
- Давайте внесем одну ясность, которую, наверное, надо было сразу сделать:  в чем разница между психологом и психотерапевтом?
 
- Мне этот вопрос очень часто задают те, кто ко мне приходят. Я говорю, что, в принципе, никакой. Просто у нас принято считать, что психотерапевты - это люди, получившие медицинское образование, окончившие мединститут, а психологи это те, кто получил психологическое образование, окончил, например, психфак нашего КазНУ.
 
- То есть, заниматься оказанием помощи людям, которые попали в какую-то сложную ситуацию, могут и те, и другие?
 
- И те, и другие, потому, что используются одинаковые методики, одинаковые направления. То есть, это абсолютно не имеет значения. Вот сейчас очень часто обсуждается вопрос о том, чтобы психологам получать медицинское образование, а врачам, даже тем, кто много лет работает, получить психологическое образование. Потому что на самом деле человек - он един, и связь нашей психики, соматического и физического здоровья, составляют единое целое, неразрывно связанное.
 
- Насколько велик запрос на эти услуги у нас в обществе?
 
- Я считаю, что запрос велик, просто не у всех есть возможности. Потому, что у очень многих людей просто нет финансовых возможностей оплатить услуги психолога - они достаточно дорогие. Те услуги, которые оказываются в наших медицинских учреждениях, в поликлиниках, например, бесплатные. Но они, я считаю, на данный момент низкокачественны. Потому, что есть свои, специфические, особенности поликлинической помощи. Я могу привести короткий пример: на прием пациента в поликлинике по нормам должно тратиться 20 минут...
 
- Да, это совершенно очевидно мало...
 
- Да. А психолог должен принять за месяц 400 человек. Ну и после такого приема, наверное, психологу самому понадобится помощь психотерапевта...
 
- Если не психиатра.
 
- Ну, в зависимости от стойкости психики.
 
Валентина Овчинникова: За последние 10 лет наши психотерапия и психология далеко шагнули
 
- А, вообще, насколько четкая грань между тем, чем занимается психиатр, и тем, что должен лечить психотерапевт? Вообще, корректна такая постановка вопроса?
 
- Она, конечно, корректна, потому, что есть даже, так называемые, пограничные состояния, и сейчас допускается, что даже возможна психотерапевтическая помощь психически больным в состоянии ремиссии. Потом, помощь психолога или психотерапевта нужна членам семьи психически больного человека. Конечно, есть смысл разделить их на две группы - есть люди психически больные. У них совершенно специфическая психотерапия, и люди здоровые, с которыми проходит своя психотерапия.
 
- Критерии успешности, например, в хирургии, очевидны. А критерии успешности в психотерапии? Насколько этот вопрос на сегодня решен практикой?
 
- Вообще, я считаю, что показатель успешности психотерапевта или психолога оценивается только самим клиентом. То есть, человеком, который эту помощь получает. И он может сказать - помогло или не помогло, хорошо это было для меня или нет.
 
- Вы упомянули о дороговизне услуг психотерапевтов. А почему? Мало специалистов по сравнению с запросом?
 
- Я бы сказала, что сейчас основную нишу занимают психологи и психотерапевты, которые работают платно. Это частная психотерапия. А, поскольку она частная, то людям надо жить. И за это надо платить.
 
- А нет другой проблемы? Что не все наши сограждане осведомлены, что психотерапевтическая помощь у нас существует, что она относительно развита?
 
- Нет, я думаю, что сейчас уже люди достаточно осведомлены и они знают, что существует такая помощь, но просто есть два момента. Первое, это то, что очень часто люди не осознают, что им нужна психотерапевтическая помощь, им даже в голову не приходит, что при настоящем их дискомфортном внутреннем эмоциональном состоянии им может помочь психолог. И второй момент - людям очень часто не хватает времени. Они понимают, что им нужна помощь, но у них находится куча других проблем, куча других задач.
 
- Как человеку понять, что ему стоит обратиться к психотерапевту? Понятно, когда человек что осознал, тут вопросов нет. А когда, вот, вы упоминали, что люди не понимают, что "звонок прозвенел", и им надо бы...
 
- Ко мне часто приходят клиенты, и один из первых вопросов, которые я им задаю: вы пришли сами, или вам кто-то порекомендовал, сказал, что вам необходима помощь психолога? И вот когда отвечают: "Ну, мне сказали, что тебе бы пойти к психологу не помешало", это не значит, что человек придет к психологу и будет работать, как-то стараться решить свою проблему. Но, по крайней мере, это тот первый звонок, который создаст базу, на которой, может быть, потом созреет понимание и готовность идти к психологу.
 
- С чем, чаще всего, к вам обращаются люди?
 
- Сложно сказать - с чем. Со своими проблемами. Проблемы очень разные. Это и личностные проблемы, и проблемы неуверенности. Проблемы - есть сейчас такое модное словечко - "неудачников". Я его не люблю, но очень многие приходят, когда у них что-то не получается, там, в семейной жизни, в профессиональной деятельности, в коммуникации и общении с окружающими. Очень многие приходят по поводу проблем у детей. Но я, например, считаю, что проблемы детей это в первую очередь проблемы родителей...
 
- Да, безусловно.
 
- Иногда приходят... Это достаточно редко, но это одна из актуальных тем - люди с так называемыми экзистенциальными кризисами. Это периоды жизни, когда человек начинает пересматривать свою жизнь, как-то ее анализировать и для себя подводить итоги - достиг ли он чего-то или нет. Это тяжелые моменты. Порой люди с ними остаются один на один, а хорошо бы было с ними пойти к психологу.
 
- ...или один на один с бутылкой остаются.
 
- Или с бутылкой, или еще с кем-то. На самом деле, обращаются с очень широким кругом проблем. Это и повышение своего потенциала, психологической устойчивости. Каждый человек, который приходит, не зависимо от того, какая у него проблема, хочет комфортно себя чувствовать психологически. А причины почему он себя плохо чувствует могут быть самые разные.
 
- И в любой подобной ситуации психотерапевт может помочь?
 
- Фактически да. Но - при одном условии. Если человек не просто пассивно воспринимает что ему говорят, а еще что-то пытается менять, как-то пытается изменить свои привычные взгляды на жизнь. Потому что на самом деле проблемы наши возникают потому, что у нас есть некие стереотипы поведения, которые рождают эти проблемы. И если эти стереотипы изменить, хотя бы предположить, что можно что-то в своей жизни сделать по другому, а не так, как это привычно, то это уже будет успех.
 
- А проблемы, скажем, с алкоголем, с наркотиками?
 
- Ну, давайте так. Дело в том, что программа терапии алкоголиков, наркоманов - это очень комплексная программа. Я мало знаю наших медицинских учреждений, которые осуществляют все что необходимо при этих проблемах. На самом деле, это и медицинская проблема, и психологическая, и еще проблема реабилитации после того как человек пережил зависимость. Фактически, люди все равно очень часто остаются с зависимостью, но реабилитация помогает им найти свое место в обществе, найти, чем им заниматься, то есть, найти себе иные ориентиры.
 

Валентина Овчинникова: За последние 10 лет наши психотерапия и психология далеко шагнули

 

- Скажите, а есть ли какая-то корреляция между такими вещами, как уровень суицидов в обществе и уровень развития психотерапии?
 
- На самом деле уровень суицидальности совершенно не зависит от уровня психотерапии. Вот я недавно слышала фразу от психологов, которые были на обучающей программе-семинаре как раз по суицидологии, где им сказали, что, согласно статистике, во все времена количество суицидальных попыток и завершенных суицидов в обществе одинаковое. Просто в иные времена на это обращают больше внимания, в иные меньше, ведется статистика или не ведется. Сейчас на это обратили внимание. Это хорошо. Но что такое суицид? Это когда человек в какой-то ситуации не видит выхода. Это тупик. А кто обычно помогает выходить из тупика? Семья, окружение. Это могут быть друзья и социум. Если социальные условия человеку помогают решить свои тяжелые проблемы, то, возможно, он не пойдет на крайнюю меру.
 
Сейчас очень много говорят о суицидах у подростков. Это напрямую зависит от взаимоотношений в семье. От того, какаю поддержку может найти подросток в своей семье. А сейчас, при современных условиях, родители очень часто заняты работой и мало заняты психологическим состоянием своих детей - им просто некогда. Во-вторых, у нас очень высокий уровень информационности. Дети видят какие-то примеры, создающие иные представления о том что в жизни можно делать, чего нельзя, независимо от того, что делают родители. И, тем более, возрастает роль воспитания и эмоционального контакта детей с родителями.
 
- Но обе проблемы, которые вы указали - занятость родителей и высокая информационность - они ведь объективны, от них никуда не деться.
 
- Они объективны. Но дело в том, что родителям нужно делать минимальные усилия. И после работы, когда они пришли очень уставшие, не садиться у телевизора, а попробовать взять своего ребенка-подростка и попробовать с ним что-то сделать, отдохнуть иным путем. Надо понимать, что даже 15 минут общения это очень важно. Может быть за этот период ребенок или подросток успеет что-то рассказать, получить поддержку от родителя. Может быть, задаст какой-то вопрос, который его волнует.
 
- Валентина Петровна, методы, которыми пользуется психотерапия, не медикаментозные? Вы не применяете лекарства?
 
- Ну, во-первых, нам очень трудно назначать лекарства, если это не медицинское учреждение. Например, мой принцип - это помощь без лекарств. Хотя есть состояния, когда требуется медикаментозная терапия - для поддержки, для создания некоего состояния, когда человек сможет самостоятельно что-то с собой делать.
 
- Я встречал людей, которые боялись обращаться к психологам, считая, что потом это неизбежно приведет к зависимости.
 
- К зависимости от психолога?
 
- Да. Есть такая проблема или это совсем надумано?
 
- Я больше сталкиваюсь с тем, что люди не идут к психологам не потому, что они их боятся, а потому, что у нас в свое время в обществе считалось, что если ты обратился за помощью, к психологу, а раньше - к психиатру, то ты психически больной. Это как некое клеймо. Сейчас это потихонечку меняется, но все равно - люди, которые ходят на прием к психологу, стараются это не афишировать. Кто-то уже совершенно нормально это воспринимает, считает это обычным. И, кстати, зарубежные фильмы, где за помощью психолога обращаются все, независимо от должности, положения и ранга, свою роль в этом играют. Люди уже понимают, что ничего зазорного в этом нет.
 
- Но, кстати, в них часто обращение к психотерапевту часто выглядит в комическом или полукомическом ключе.
 
- Ну, нужно же создать фильм, чтобы он привлекал людей...
 
- То есть, это не профанация психотерапии?
 
- Нет. Поэтому используют побольше юмора, или нагнетают мистику, и тогда это работает.
 
- А есть какой-то гендерный аспект в вашем деле? Правильно ли я понимаю, что, все-таки, чаще к вам обращаются женщины?
 
- Да, совершенно верно. Это исходит, во-первых, из психики. Это моя точка зрения, возможно, она ошибочна. я считаю, что женщины легче идут к психологу потому, что если ты это делаешь, то признаешь, что с чем-то не можешь самостоятельно справиться. То есть, я признаю некую слабость внутреннюю. Мужчина по своей сущности и по общему мнению должен быть сильным. Должен сам со всеми проблемами справиться. А на самом деле все мы люди. И, вне зависимости от пола возникают проблемы, с которыми справиться не возможно. И поэтому женщинам проще, они приходят и легко признают, что они в чем-то не преуспели, не смогли сделать. Мужчине это сложнее признать. Когда мы только начали работать в психотерапии с коллегами, к нам все шли женщины, и я сказала, что, когда придет первый мужчина, мы это дело отпразднуем. Потом, правда, было много мужчин. Кстати, если мужчина приходит и начинает работать, он, иногда, более целенаправлен и больше достигает успеха, чем женщины. Опять же, может быть, в силу своих гендерных особенностей. Но это бывает по-разному, потому что все разные, и обобщать трудно.
 
- А если вернуться к детям, скажите, есть ли смысл для родителей, у которых маленькие дети, 3-4 года, в профилактических целях показывать их вашим коллегам? Или надо ждать, когда будет явная проблема и идти с ней? То есть, делать своего рода психотерапевтическую диспансеризацию.
 
- Ну, конечно, это же главный принцип медицины - профилактика. Мы, в свое время, проводили для родителей так называемые тренинги родительской эффективности. На них приходили родители, у которых уже были проблемы с детьми, но иногда приходили мамы на стадии беременности. Как раз чтобы узнать, как избежать тех ошибок, которые можно совершить при общении с ребенком. Таких тренингов сейчас проводится много, мамам и папам очень хорошо бы их пройти.
 
- Ну что ж, к сожалению, невозможно объять необъятное, а тема гигантская. Надеюсь, что наши слушатели вынесли некий интересный для себя опыт, и надеюсь, что он будет положительным. Спасибо.
 
Ярослав Разумов.
 
Беседа так же доступна в видеозаписи.




Просмотров: 3834



Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку

И получайте самые интересные авторские материалы, прошедшие дополнительный отбор

Ваш email:

email рассылки Мы не распространяем ваши данные и не раскрываем их в коммерческих целях

email рассылки
КОМБО ДНЯ

ВУЗы внедряют технологии, представленные на ЭКСПО-2017

ВУЗы внедряют технологии, представленные на ЭКСПО-2017

Экономический и научный эффект от ЭКСПО-2017 долгосрочный и охватит как минимум несколько ...

2252


Хроника EXPO 2017: впечатления, эмоции и пожелания гостей

Хроника EXPO 2017: впечатления, эмоции и пожелания гостей

Опубликована Книга записей почётных гостей Международной специализированной выставки, прош...

3215


Эксперты предложили создать в Казахстане международную организацию по энергии

Эксперты предложили создать в Казахстане международную организацию по энергии

Это будет способствовать переходу к альтернативным источникам энергии, уверены они....

3048


Казахстану необходим госинститут, занимающийся переходом на ВИЭ – эксперт

Казахстану необходим госинститут, занимающийся переходом на ВИЭ – эксперт

Подобные структуры должны быть созданы повсеместно в мире. Такое предложение прозвучало в ...

3131