ВУЗы внедряют технологии, представленные на ЭКСПО-2017

ВУЗы внедряют технологии, представленные на ЭКСПО-2017

Экономический и научный эффект от ЭКСПО-2017 долгосрочный и охватит

2204


Хроника EXPO 2017: впечатления, эмоции и пожелания гостей

Хроника EXPO 2017: впечатления, эмоции и пожелания гостей

Опубликована Книга записей почётных гостей Международной

3185


Эксперты предложили создать в Казахстане международную организацию по энергии

Эксперты предложили создать в Казахстане международную организацию по энергии

Это будет способствовать переходу к альтернативным источникам

3021



Талгат Абдижаппаров: "Мы живём сейчас как в джунглях – прав сильнейший"

08:01, 12 ноября 2014
Программа противодействия коррупция на целых десять лет была принята 11 ноября на заседании политсовета партии «Нур Отан». Мнением о методах этой борьбы «Радиоточка» решила поинтересоваться у известного общественного деятеля, в прошлом - депутата, председатель наблюдательного совета ОО «Казпотребнадзор» Талгат Абдижаппаров. Редакцию интересовало, зачем вообще НПО привлекают к таким программам, почему общественные деятели этим занимаются, способны ли они хоть чем-нибудь помочь в борьбе с коррупцией. 
 
- Вы активно участвуете в антикоррупционной программе, но Ваша организация «Казпотребнадзор» подразумевает обеспечение прав потребителей на качественные товары и услуги. Почему же Вы в антикоррупционную тему ушли? Зачем Вам это?  

- При «Казпотребнадзоре» был создан антикоррупционный комитет, который должен был заниматься системной коррупцией – её источником являются сами граждане, то есть все мы, общество. Мы изначально занимались этой деятельностью. Мы не подменяем собой органы, которые должны этим заниматься – ни агентство по противодействию коррупции, ни антикоррупционную комиссию при «Нур Отане». Мы являемся гражданской инициативой, прежде всего. Это тоже обеспечение прав потребителей на качественные товары и услуги. Мы просто взяли шире. Есть две сферы, в которых мы как граждане получаем услуги – это государственная и коммерческая. Коммерческие услуги – это услуги представителей малого, среднего, крупного бизнеса и монополистов. Государственные услуги нам предоставляет власть в лице её органов. 

- Вы согласны, что казахстанцы страдают заниженными потребительскими ожиданиями? 

- Однозначно. На одном из круглых столов руководитель общественного исследовательского фонда «Стратегия» Гульмира Илеуова поделились своими выводами, что средний класс у нас как таковой не сформировался, а в большинстве своём сельчане и горожане – это класс мещан. 
И я твёрдо убеждён, что вся проблема в том, что у людей независимо от того, кто они – они могут быть депутатами сената, мажилиса, министрами, либо быть сельчанами – мещанское самосознание. Это когда человека вопросы социальной справедливости не интересуют, вопросы роста гражданского самосознания не интересуют. Его интересуют только вопросы холодильника, трудоустройства, зарабатывания денег и улучшения своего материального благосостояния, то есть улучшение качества жизни. 

Но, к сожалению, к вопросам качества жизни он не относит свои гражданские права и свободы. Наши граждане в большинстве своём готовы поступиться своими гражданскими правами в обмен на материальное благополучие. И казахстанская мечта – это мечта мещанина. Откровенно говоря. Человек может жить на окраине «Шанырака», в райцентре или в далёком селе и мечтает иметь квартиру лучше, дом с большой квадратурой, машину дороже, он всё время оглядывается, у него мечта - переехать в Астану или Алматы, обучить детей, трудоустроить их на государственную службу или в правоохранительные органы и жить не хуже, чем у людей. 

Здесь, конечно, мы говорим: «Хорошо, не хотите проявлять гражданское сознание – никаких вопросов. Ну, тогда требуйте качества жизни!».  

- Борьба за простые права на свежие продукты, на отдых без задержек рейсов, на простые бытовые вещи из мещанской жизни может повлиять на перестройку мышления общества?

- Конечно, с этого всё начинается. Мещанин только тогда становится активным, когда поражается в своих правах, когда несправедливость касается его лично, его близких, его бизнеса. Но так уж получается, что социальная несправедливость, а также повсеместная и всепоглощающая коррупция уже привели к тому, что это задевает очень широкие слои населения. Люди понимают, что платят несправедливую цену за коммунальные услуги, люди понимают, что они не могут приобрести ГСМ, бензин, люди понимают, что происходит что-то необъяснимое. Люди хотят знать, правильные ли тарифы за услуги мобильной связи, люди хотят быть защищены от таких явлений как «усеновщина». 

Дело в том, что сейчас они вынужденно объединяются, объединяются в Фейсбуке пока, в какие-то группы, и голос их становится всё громче. Такое ощущение, что мы живём сейчас как в джунглях: прав сильнейший. И это очень страшно, когда прав сильнейший или прав тот, у кого больше прав. 
Людям просто нужно дать социальную справедливость, жизнь в правовом поле, и они готовы работать, платить налоги, поддерживать власть и никаких проблем. В политику лезть не будут.

- Это при высоком качестве жизни. А сейчас какое?

- Качество жизни сейчас настолько низкое! А ведь в качество жизни входит правовая защищенность, защищенность человека как потребителя государственных услуг, коммерческих услуг. Поэтому нужны правильные механизмы. Люди не верят власти. Когда со стороны власти декларируется очередная программа по борьбе с коррупцией, тут должны работать активисты, должны работать эксперты, которые сами преодолеют этот скептицизм и будут также власть подтягивать, на примере того же «дела Усенова» и других резонансных дел будут доказывать, что в нашем государстве права любого человека равны. Что если человек совершил преступление, он будет наказан, независимо от своего социального статуса. 

- Это и есть так называемый общественный контроль, и он нам нужен? 

- Да. На общественный контроль сейчас огромный запрос. Почему падают самолёты?  Вот упал самолёт, и нам никто внятно не ответил, почему это произошло? Почему растут тарифы? 

Нужно сказать, что общественный контроль у нас вообще в зачаточном состоянии. Его олицетворяют либо с народным контролем, либо с некой возможностью тыкать органам власти, тыкать монополистам и получать конкретные индивидуальные ответы. 

Часто люди начинают возмущаться, когда не бывает воды, когда завышаются тарифы, когда наглеют монополисты, когда кто-то кого-то избил и откупился от суда - когда что-то коснулось его лично. За общественное благо мало кто у нас выступает. Мало людей, которые поднимают вопросы национального порядка: образования детей, здравоохранения, экологии, улучшения генофонда.

- Как втолковать людям, что нужно отстаивать свои права? Как добиться того, чтобы люди поверили в общественный контроль? У вас есть рецепты?

- Рецепты простые. Мы живём в век очень серьёзного развития технологий, когда социальные сети, интернет опережают другие каналы доведения информации, официальные источники, СМИ. Человек может находиться дома, и может владеть информацией о том, что происходит за окном, на улице, в стране, в мире. Этот человек может быть инвалидом, может быть глухонемым, недееспособным, но, тем не менее, он может участвовать, комментировать, что-то писать и выражать своё мнение. И для этого ему не обязательно выходить на площадь. 

Вот общественный контроль и должен работать на стыке взаимодействия. Он мобилизует мнение в социальных сетях, в интернете, бомбардирует блоги, делает так, чтобы официальные сайты акимов, министров, других чиновников были открыты. Так общество участвует в принятии решений, и власть это видит. 

- И Вы думаете, что это приведёт к снижению коррупции? 

- Люди, которые взялись за общественный контроль, их задача побороть два вида пофигизма. Это пофигизм самих мещан, это пофигизм власти. Поднимаете вопросы, озвучиваете. Как правило, у людей, которые занимаются общественным контролем, огромное количество подписчиков, они являются лидерами общественного мнения. И они не обязательно принадлежат к какой-то партии, финансовой группе. Это люди, которым доверяют. Это люди, которые зарекомендовали себя, имеют безупречную репутацию. Занимаются благотворительностью, занимаются социальными проектами. Люди новой формации. Люди, которые не погрязли. Это могут быть просто личности.
 
В России их называют креативным классом. Они собирают миллионы людей на Болотную. Полмиллиона могут собрать. Они были не согласны, что кто-то вместо них сбрасывал бюллетени. Но это была политическая постановка вопроса. До этого нам ещё далеко. Но всё начинается с того, что человек просто говорит: «Я не согласен», ставит лайк, пишет комментарий, подписывает петиции, которые сейчас очень много. Как, допустим, по делу девушки, которая потеряла ребёнка в аварии, помните? 

- Громцева. 

- Здесь не нужно никого заранее обвинять, но нужно разобраться. Вот сейчас в МВД петицию подписывает очень много людей. Потому что есть недоверие. Всем хочется справедливости. Почему одним можно, а другим нельзя?
 
Когда человек говорит, что он недоволен качеством жизни, это не значит, что он недоволен политическим строем. Нет. У нас большинство, наоборот, поддерживают политику власти. Но они понимают, что власть, богатые люди и те отношения, которые сложились в обществе – это абсолютно разные вещи. Потому что сейчас получается, что у людей богатых, тех, кто у власти – вседозволенность. Этого не должно быть.  

Какие бы программы ни предпринимали по борьбе с коррупцией, если не будут подключаться люди, программы не станут работать. У нас нет задачи вычислять жуликов, зажать акимов или заворовавшихся министров – пусть этим занимаются компетентные органы. 

- А какая у Вас задача? 

- У нас есть задача - бороться с бытовой коррупцией, с корпоративной, из-за которой у нас дорожают услуги. Вообще большой бич – коррупция в корпоративном секторе. Вы знаете, что до 99% частного сектора коррумпировано – закупки, поставки? Из-за этого огромные цены на товары. Из-за этого дорогой ГСМ, из-за этого растут тарифы на проезд. Вы знаете, что в Алматы самый дорогой керосин, который поставляют в аэропорт? Услуги «Казаэроновигации» какие дорогие! Это всё ложится в тариф. Мы обвиняем «Эйр Астану». На самом деле, «Эйр Астана» - тоже потребитель определенных услуг, и с этим надо разбираться. 

Тот же самый тариф на коммунальные услуги. С нас собирают деньги на модернизацию. А, представляете, есть вопиющие случаи, когда два миллиарда, собранные на модернизацию в отдельной области, выделяют сразу на выплату дивидендов, а на модернизацию уходят каких-нибудь несчастных 25 миллионов. На наши деньги богатые ещё больше наживаются, монополисты ещё больше наживаются, вместо того, чтобы улучшать инфраструктуру, чтобы не было потерь. А почему потери на нас перекладывают? Ведь не секрет, что усреднённые потери – до 30%. А что такое потери? Это воровство. Это промышленное воровство, частное. 

Почему я, вы, Марина, кто-то другой должны платить за нерадивость монополиста? Почему за то, что он плохо работает, мы должны платить 30%? Я считаю, что это неправильно. Почему тарифы непрозрачные? Этим всем нужно заниматься. Мы живём в такой век, что не проблема выложить в интернет, обсудить, по какой цене закупают уголь, по какой цене закупают, воду, мазут, какова зарплата тех или иных работников. Можно посмотреть, посчитать. И так в каждой области мы можем посчитать тариф на горячую воду, на электроэнергию и можем это обсудить, если необходимо, судиться. Но нужен предметный разговор.

- А «Казпотребнадзор» сейчас этим занимается? Ведь даже ваш сайт не работает.

- Да, был заблокирован, мы даже провели оплату, нам постоянно писали, что с тем-то проблемы, с тем-то. Мы сейчас начнем. Дело в том, что по суду мы должны переименоваться. Переименуемся до нового года.

- Агентство по защите прав потребителей будет называться «Казпотребнадзор»?

- Нет, мы это как раз отстояли. Первичный приказ (о создании Агентства по защите прав потребителей - прим. редакции) был с нашим названием. Но мы привлекли внимание, обратились к президенту, обратились в администрацию президента через СМИ. Нас в принципе поняли и это название убрали из приказа. Но нас обязали переименоваться, они посчитали, что есть какие-то ассоциации с государственным органом. Я думаю, что мы переименуемся.

- А как? 

- У нас есть варианты. Мы пока под этим названием. Нам помогают волонтёры, на бесплатной основе с нами работают эксперты, мы проводим исследование: «Насколько изменилась коррупция в дорожной полиции?» Вы помните, мы сделали вывод, что девять из десяти давали взятки. Нашумевшее было исследование по коррупции в дорожной полиции. Сейчас очень ужесточились штрафы, и мы хотим узнать, насколько увеличились база взяток и прочее 

- Коррупционная система - мы же не будем отрицать, что это налаженная, отработанная система, в которой есть свои законы, схемы - она будет противодействовать общественному контролю? 

- Однозначно, будет противодействовать. Коррупция бывает межправительственная, государственная – в высших эшелонах. Есть коррупция корпоративная и бытовая. Когда человек каждодневно сталкивается с тем, что гаишник берёт, ещё где-то вымогают взятки, он думает: «А это власть берёт! И все там берут, прогнили до министров!» На самом деле, если искоренить бытовую коррупцию, сделать так, чтобы все документы человек мог получить ускоренно, не платя деньги при этом, чтобы его не заставляли бегать за различными справками. Если сделать так, чтобы в корпоративном секторе, среди нацкомпаний, акиматов не было коррупции. Если этого добиться, власть вернёт себе доверие. Но нужно понимать, что в нацкомпаниях, в акиматах, естественно, будут этому противиться. Хотя сложностей никаких нет. Казалось бы, возьми и размести очереди на сайтах - на жильё, на детский сад. И будет видно, как продвигается. Все очень легко сделать. Вернуть доверие легко. Но каждый раз мы сомневаемся. Когда видим это своими глазами, сразу перестаём верить в справедливость в этом государстве. 




Просмотров: 3317



Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку

И получайте самые интересные авторские материалы, прошедшие дополнительный отбор

Ваш email:

email рассылки Мы не распространяем ваши данные и не раскрываем их в коммерческих целях

email рассылки
КОМБО ДНЯ

ВУЗы внедряют технологии, представленные на ЭКСПО-2017

ВУЗы внедряют технологии, представленные на ЭКСПО-2017

Экономический и научный эффект от ЭКСПО-2017 долгосрочный и охватит как минимум несколько ...

2204


Хроника EXPO 2017: впечатления, эмоции и пожелания гостей

Хроника EXPO 2017: впечатления, эмоции и пожелания гостей

Опубликована Книга записей почётных гостей Международной специализированной выставки, прош...

3185


Эксперты предложили создать в Казахстане международную организацию по энергии

Эксперты предложили создать в Казахстане международную организацию по энергии

Это будет способствовать переходу к альтернативным источникам энергии, уверены они....

3021


Казахстану необходим госинститут, занимающийся переходом на ВИЭ – эксперт

Казахстану необходим госинститут, занимающийся переходом на ВИЭ – эксперт

Подобные структуры должны быть созданы повсеместно в мире. Такое предложение прозвучало в ...

3094